0
1242 plays
0:00
0:00
Advertising will end in 
skip_previous
play_arrow
pause
skip_next
volume_up
volume_down
volume_off
shuffle
shuffle
repeat
repeat_one
repeat
share
speed
view_headline
NOTHING FOUND!
close
close

Марина Пассет в диалоге об искусстве

Share
Text version

Т. Сова: Здравствуйте, дорогие друзья. С Вами вновь подкаст «SovART». Это значит, что впереди у нас интересная беседа о современном искусстве или о чем-то, что с ним вплотную связано. У нас на дворе весна — капель за окном, птички поют, так что скоро лето, дорогие мои, и обязательно новые и интересные гости. Сегодня у меня очередной интересный собеседник, которого я Вам сейчас незамедлительно представлю. Это заведующая проектно-выставочного отдела центра искусства и музыки библиотеки Маяковского на Невском, 20 — Марина Пассет. Марина, здравствуйте.

М. Пассет: Здравствуйте. Я всех тоже поздравляю с наступлением весны и с днем кота, что очень важно, особенно для современного искусства.

Т. Сова: Да, весна — это такое время, когда все люди искусства активируются и активно начинают свою деятельность. Собрались мы сегодня не для того, чтобы поговорить об искусстве в целом и даже не о чем-то в частности в плане искусства, а мы будем разговаривать о библиотеке и об ее функции в современном обществе. Это несколько похоже на название реферата, но, тем не менее, у нас сегодня такая тема. Функции современной библиотеки и вообще, что это для нас, для работников библиотеки, и будем выяснять образ сегодняшнего библиотекаря. Марина, начнем с того, что такое библиотека для Вас. Как Вы думаете? Ваши воспоминания из детства, когда Вы первый раз пришли в библиотеку? Зачем Вы туда лично ходили? Вот это мне интересно.

М. Пассет: Вы знаете, лично я в библиотеку ходила за школьными учебниками, потому что у меня дома была очень большая библиотека, которая была еще библиотекой моего дедушки, потом моего папы, поэтому за художественной литературой я туда не ходила. Всерьез я пришла в библиотеку в 17 лет работать, потому что не поступила первый год в институт. Это была большая институтская библиотека, и она была очень настоящая, очень атмосферная, как в стихах «Даруй мне тишь твоих библиотек». Это была библиотека Герцена, и там прошли, можно сказать, лучшие годы моей жизни. Пришла я туда работать с журнальным дореволюционным фондом. Это было очень интересно.

Т. Сова: Она выглядела именно так, как мы представляем. Высокие многоэтажные стеллажи, лестница, которую постоянно перетаскивают, и пыль, пыль, пыль.

М. Пассет: Да, именно так. Лестницу перетаскивали, по стеллажам прыгали, книги доставали откуда-то сверху. Стеллажи были в три моих роста, они были старые и пахли старым деревом, и все было в книжной пыли. Именно так все было — академично, романтично, все как надо для юной и романтической девушки, не поступившей в институт.

Т. Сова: Вспомнив о тех годах, какие люди тогда ходили туда, какая публика там собиралась и зачем, как Вам кажется?

М. Пассет: Вы знаете, у меня не совсем общее представление о судьбе библиотек, потому что я работала в институтской библиотеке, и конечно, это были, прежде всего, преподаватели и студенты, поэтому у нас никогда не было нехватки в читателях. У нас всегда было очень живо, всегда приходили с вопросами, потому, что там шел учебный процесс, научная работа. Мне трудно судить о судьбе публичных библиотек того времени. В публичную библиотеку я попала совсем недавно, меньше 10 лет назад, и попала я уже в другом качестве, получив другое образование, я пришла заниматься туда именно проектной деятельностью, а не библиотечной как таковой.

Т. Сова: 10 лет — это уже срок. 2000-ый год получается?

М. Пассет: Меньше, я пришла в 2002. Почти 10.

Т. Сова: За 10 лет достаточно многое изменилось и в информационном смысле, потому что и компьютеры получили большее развитие и распространение, поэтому можно судить в этом смысле, как изменился народ, который ходит в библиотеки, и как изменились его цели в этом смысле.

М. Пассет: Давайте я Вам сейчас вкратце расскажу, что такое именно Невский, 20, и как я вам обещала, начну пилить сук, на котором я сижу.

Т. Сова: Стоп, Марина. Давайте пока, в общем, о библиотеке. Невский, 20 мы на сладкое оставим, чтобы люди прониклись этой идеей, а пока, в общем и целом поговорим о том, что такое сейчас библиотека. Если Вы хотите и можете говорить на эту тему.

М. Пассет: Хорошо, давайте попробуем поговорить об этом. Если мы начнем говорить об этом, то тогда я сразу начну пилить сук, на котором сижу. Если мы говорим о библиотеке, мы говорим о книге. Если мы говорим о книге, то тогда мы говорим о том, что книга как таковая уходит в прошлое, потому что у всех у нас есть компьютеры, ридеры, плееры, куда мы можем закачать аудиокнигу, и так далее. Книга, безусловно, останется, но она останется как искусство. Для нас сегодня не утратила своего значения японская каллиграфия или какая-нибудь новгородская береста, но, тем не менее, нам сейчас не придет в голову писать на бересте или чиркать пером по бумаге при свечке, только если будет особая творческая акция. В принципе, я думаю, что это не страшно, потому что у человека останется потребность в тексте. Безусловно, останется потребность и необходимость в визуальном самовыражении и в том, чтобы воспринимать текст другого человека и воспринимать его самовыражение.

Т. Сова: То есть извините, правильно ли я поняла, Вы считаете, что книга как вид сейчас при смерти? На грани вымирания?

М. Пассет: Книга как продукт бумажный, к которому мы привыкли, который лежит у Вас на столе, у которого есть переплет и страницы с буквами, я думаю, что в какой-то момент будет отходить в прошлое. Я даже не могу сказать, что это ужасно. Нет, это не ужасно. Как я говорю, рукописи не горят, тексты станутся. В каком они будут виде: мы будем перелистывать страницы или щелкать кнопочкой ридеры, я не знаю. Я не думаю, что это имеет большое значение, хотя, наверное, останутся люди, которые будут скучать по запаху типографской краски.

Т. Сова: И по шороху листочков, и когда ты слюнявишь пальчик, и каждый раз их перелистываешь, вот это самый смак. В листочках книги и самом осязании, мне кажется, есть какое-то подспудное. Информация лучше доносится, мне кажется.

М. Пассет: Мы переходили от пера к ручке, а потом к шариковой ручке, если дать после гусиного пера шариковую ручку, я думаю, что любой, уж про Акакия Акакиевича я вообще молчу, был бы в шоке от того подчерка, который у нас сейчас благодаря шариковым ручкам и от всего прочего.

Т. Сова: Но время не стоит на месте.

М. Пассет: Время не стоит на месте. Я думаю, что книга, безусловно, останется, как я уже сказала, как вид искусства. Я говорила со многими издательствами и издателями, они тоже это уже понимают. Например, сейчас у нас будет выставка издательства «Вита Нова» в марте, и они как раз осознают книгу именно как вид искусства, потому что у них всегда богатые авторские иллюстрированные подарочные издания. Это хорошо. Я думаю, что это правильно. Если кому-то захочется, чтобы листочки прошуршали от ветра летним днем в гамаке, то у нас еще есть куча всяких ларечков и магазинчиков, где можно купить недорогое печатное издание.

Т. Сова: Если говорить о плюсах библиотеки и о том, что книги вымирают, то наверное, это плюс библиотеке, потому что есть извечная проблема, что библиотеки из-за недостаточного материального снабжения не успевают закупать новые выпуски книг. Они уже лежат на полках магазинов, а в библиотеку этот экземпляр приходит через 2-3 года после выпуска, потому что просто не на что его купить. В этом случае соответственно можно просто закачать из интернета и не волноваться на этот счет. Вы так считаете? К этому библиотека придет?

М. Пассет: С одной стороны, да. С другой стороны, люди приходят именно в библиотеку, я сейчас не говорю о своем роде деятельности, за информационной помощью и информационной поддержкой. Они же приходят не только потому, чтобы девочка из подсобки приволокла книжечку, они приходят узнать, что именно им нужно прочитать или хочется прочитать на эту тему. Для этого существует библиотекарь. Библиотекарь, как правило — профессия, это не только тот человек, который может найти книгу по шифру или отыскать ее в каталоге. Когда я училась в институте, у нас был такой смешной преподаватель психологии, он говорил: «Запомните! Библиотехарь — это педахох». Так вот библиотекарь — это педагог, психолог, все что угодно, потому что действительно иногда приходят люди с какими-то научными запросами, иногда они приходят с какими-то душевными пожеланиями, и нужно понять, что человеку в данный момент можно посоветовать и предложить. Потом ведь никто не отменял радости живого человеческого общения, за этим тоже приходят люди. Мне кажется, что библиотека сейчас приобретает новую функцию так называемого третьего места, куда человек из каких-то огромностей мегаполиса может нырнуть и оказаться в тихой заводи, где можно общаться, где можно читать, где можно смотреть книги, журналы, сидеть в интернете, где он может увидеть фильм, послушать музыку и много еще чего.

Т. Сова: Вы затронули две важные темы. Во-первых, образ современного библиотекаря, к нему мы обязательно вернемся, потому что он достаточно интересен. Во-вторых, главную тему, что библиотека — это не только информационный ресурс для всех людей, но еще какой-то разносчик культуры, разносчик в хорошем смысле этого слова. Это какой-то социальный институт. Как мне кажется, в этом я с Вами может быть, не соглашусь, он нес какую-то образовательную функцию, воспитательную, прививал какие-то незыблемые вещи человеку. Как мне кажется, хотелось еще раз это уточнить, Вам кажется, что сейчас эта функция появляется, или исчезает? Или она когда-то исчезла, и сейчас она опять появляется?

М. Пассет: Вы знаете, давайте так, что, во-первых, в библиотеку человек всегда приходит работать, и это однозначно. Другое дело, что способы работы могут быть разные. Он может сидеть и от руки книжку конспектировать, он может сделать ксерокс, он может просто работать над собой. Он может не только удовлетворять свои информационные потребности, но и удовлетворять свои душевные и духовные потребности, потому что там для этого очень много возможностей. Тем более, есть много возможностей у современной библиотеки, которая вынуждена в силу интернета терять читателей. Сегодня все библиотеки теряют читателей. Такова тенденция, есть наш друг «Google», «Википедия» и все прочее, и не нужно тащиться в библиотеку, потом стоять в очереди, а потом с книжкой подмышкой тащиться домой.

Т. Сова: Прерву Вас на секунду. По очередному моему опросу среди слушателей и зрителей перед тем, как мы с Вами встретились, я привела некоторые варианты ответов, и они просто голосовали за определенный вариант. Большинство проголосовало как раз за ответ «А зачем нужна библиотека, если есть интернет?». Зачем я коснулась именно культурной темы библиотеки как социального института? Я все-таки думала, что раньше было другое отношение к библиотеке, как к месту, как к некому монастырю. Я даже не знаю, как это объяснить. Это было что-то вроде храма, как мне казалось. Раньше для меня это было так, потому что я приходила и перед этим всем распускалась. Отношение к людям, которые ходят в библиотеки, среди молодежи, я имею в виду школьного возраста, какое-то странное. Почему ты не в интернете? Зачем ты в библиотеку пошел? Заучка. Сама суть, сам институт немножко изменился. Вот я о чем говорю.

М. Пассет: Вообще, конечно, библиотекам давно пора сменить имидж. Посмотрите, если брать последние 10 лет, когда действительно все больше возможностей появляется в интернете, зачем ходить в библиотеку, если любая книжка может скачатся из интернета. Да, конечно, безусловно, останутся научные библиотеки, потому что весь банк полноценной базы данных в интернет не закачать. Я имею в виду Библиотеку Академии Наук. Конечно, останется что-то, какие-то дореволюционные издания, которые не подлежат ретроконверсии в силу своей ветхости. Я к тому, что в библиотеки люди ходили за книгой, за какой угодно, за каким-нибудь нашумевшим романом или за учебником. Все равно человек приходил с конкретной целью. Сейчас эти цели могут быть расширены в силу расширения наших возможностей, потому что у нас тоже есть интернет. Библиотека хочет и может быть таким третьим местом интеллектуального досуга, куда человек все равно придет работать, куда он придет за информацией и общением. Приходя в библиотеку, он должен понимать, что приходит не в какой-то замшелое учреждение, где ничего кроме бумажной книжки нет, и там какая-то бабушка с кичкой на голове будет шаркать драненькими тапочками и шипеть на него.

Т. Сова: Вот-вот, образ библиотекаря.

М. Пассет: Помните, был такой фильм «Влюблен по собственному желанию». Там такая женщина, которой нужно было долго и подробно работать над собой. Кто она? Конечно, библиотекарша, такая сера мышь.

Т. Сова: Вот, пожалуйста, прерву Вас и вернусь к образу библиотекаря, потому что если Вы говорите, что библиотеке пора менять свой стиль, пора менять свой образ в современном обществе, то конечно этот стиль и перемены должны начинаться, наверное, в первую очередь с библиотекарей, с тех, кто там работает. Во-первых, он должен разбираться во всем, но грубо говоря, если Вы говорите, что библиотекарь всегда выступает и как консультант, то он должен знать о всех тенденциях современной литературы и обо всем, что происходит. Во-вторых, современный библиотекарь должен быть несколько иного плана, чем раньше. Раньше эта работа заключалась в том, что надо было знать, где лежат формуляры. Если я не права, поправьте меня.

М. Пассет: Нет, конечно, это не так примитивно. Даже не будем углубляться, потому что расстановка фонда — это целая наука, обслуживание читателей — целая наука, организация обслуживания — тоже целая наука.

Т. Сова: Организаторские способности и умственные возможности во всем этом умении — это немножко разное, то есть раньше библиотекарь был больше организатором или нет?

М. Пассет: Нет. Я хочу сказать, что здесь конечно, никакой личностной разницы нет, потому что среди библиотекарей более старшего поколения есть такие интеллектуалы, до которых нам всем вместе взятым о-го-го.

Т. Сова: Я не спорю. Конечно, библиотекарь — это, в первую очередь, как образ интеллектуала, но я говорю, о современном мире, где очень быстро всё меняется, очень быстро выходят невероятные новинки и в плане литературы тоже, и человек должен быть в этом мобилен и уметь ориентироваться. Он должен быть таким.

М. Пассет: Вы знаете, я хочу сказать, что если говорить о библиотекарях, то интеллектуальная элита библиотеки — это библиография, возможность компиляции — быстрой реакции мозгов — это профессиональная необходимая черта. Без этого ты просто профнепригоден. Что в 20 лет ты был профнепригоден, что сейчас ты будешь профнепригоден, если ты не знаешь, где что-то найти. Другое дело, что количество ресурсов изменилось, сейчас кроме тома энциклопедий, монографий карточного каталога, есть электронный каталог, есть масса ресурсов в интернете, просто изменилось количество инструментов. Количество инструментов стало больше, в силу этого появилось большее количество возможностей. Человек антропологически меняется очень медленно. Скорее реки повернут свое течение, и горы начнут разрушаться, нежели человек изменит свою сущность. Меняется какая-то внешняя структура, с которой мы должны считаться, меняется ситуация за окном, становится больше технических возможностей, но по сути ничего не меняется.

Т. Сова: То есть Вы считаете, что человек, который шел раньше в библиотеку работать и человек, который сейчас идет туда работать — это в принципе схожие личности?

М. Пассет: Люди вообще схожие личности, они все очень разные и очень индивидуальные, но я не могу сказать, что позавчера приходил студент, школьник, бабушка, а завтра придет марсианин, тоже придет студент, школьник и бабушка. Только они придут, может, за чем-то другим. Студент уже не побежит в библиотеку за учебником, но он придет поучаствовать в какой-нибудь дискуссии, послушать лекцию, посмотреть концерт или выставку, пообщаться с друзьями, посидеть в интернете, потому что он замерз, а у него до встречи с подружкой еще полтора часа времени, а в библиотеке есть интернет и wi-fi. Люди всё те же, только мы меняемся, и ситуация меняется.

Т. Сова: То есть если раньше можно было привлечь в библиотеку встречами с ветеранами, то сейчас можно привлечь wi-fi и видео-библиотекой?

М. Пассет: Я, не кривя душой, скажу, что встречи с ветеранами никогда никого никуда не привлекали, а просто сгоняли класс или студенческую группу и гнали на встречу с ветераном. Люди шли, потому что деваться им было некуда, иначе мало ли что случится. На встречу с живым с писателем пришли бы и 20 лет назад, если это интересная и яркая личность, и сейчас, куда они денутся — придут, если это интересно. Я понимаю, что все разные, что у всех разные интересы, но расширилось информационное поле, в нем стало значительно сложнее ориентироваться, появилось гораздо больше возможностей, и мы знаем гораздо больше имен. В силу этого сложнее ориентироваться, но здесь есть специально обученные люди — библиотекари, которые во всем этом море информации должны помочь сориентироваться.

Т. Сова: Ладно, в общем и целом мы какие-то определенные вехи в развитии библиотеки обсудили, как мне кажется, и в общем поняли, какие функции должна сейчас выполнять библиотека, и на какие ухищрения должны идти библиотекари, чтобы как-то привлечь людей. Я думаю, теперь пора перейти конкретно к месту, где Вы работаете сейчас, и рассказать всем, потому что по тем же опросам, которые я проводила, минимум людей знают о том, что Вы есть. Я очень надеюсь, что после этой программы хотя бы какое-то количество людей к Вам придет за чем бы то ни было, потому что к Вам есть, за чем придти.

М. Пассет: Вы знаете, про то, что мы существуем, не знает даже наш участковый милиционер. У нас как-то украли компьютер, мы позвонили и вызвали милиционера, он пришел и сказал: «У меня на участке библиотека?!». Пришел и очень удивился, что мы там есть. Это очень странно, такое ощущение, что это как тот перрон, с которого Гарри Поттер отправлялся, его никто не видит. Мы находимся в самом центре, здание наше располагается от Большой Конюшенной до набережной Мойки и как раз центральный вход под портиками между колонами — это вход в нашу библиотеку. Выглядит он, конечно, несколько как нора, но это та нора, в которую заскочил кролик, в которую вошла Алиса и нашла там много всяких чудес. Дорогие друзья, не бойтесь, открывайте большую деревянную и тяжелую дверь, а там уж мы Вам порадуемся. Теперь перейдем к тому, что же у нас там за этой большой деревянной дверью. Во-первых, что знают большинство музыкантов в нашем городе, у нас находится единственная общедоступная музыкальная библиотека с большой коллекцией раритетных нот. Это наша слава, гордость и опора, которая никогда не теряет читателей. Во-вторых, у нас есть читальный зал по искусству на русском и иностранных языках. Причем часть его на иностранных языках, есть коллекция Гетте института, которая абсолютно уникальна, которая нигде не продублирована, она привезена из Германии и она достаточно современная. Она есть, так что приходите, смотрите. Есть у нас медиатека, в которой кроме всякого набора кино и аудиозаписей, есть 20 тысяч виниловых пластинок, которые все когда-то слушали, но уже давно никто не слушает, и не знают, куда их деть, а у нас их можно послушать, кому это интересно.

Т. Сова: А как? Расскажите подробней. Приходит человек, записывается к Вам в библиотеку и хочет послушать пластинку. Он может взять ее домой, или у Вас есть какие-то приспособления?

М. Пассет: Он приходит к нам в медиатеку, там его встречает очаровательная Людмила.

Т. Сова: Там все очаровательные, ремарка от меня.

М. Пассет: Которая с улыбкой на лице поставит ему на проигрыватель пластинку, выдаст ему наушники, и можно будет сидеть и слушать, сколько угодно. Потом у нас есть выставочные залы, их два. Один большой — ротонда, это здание бывшей голландской церкви. В большой ротонде, где раньше проходили церковные службы, сейчас большой выставочный зал. Внизу есть небольшой выставочный зал, который мы используем сугубо под персональные выставки. Выставляем как молодых художников, так и уже известных. Приходите, у нас есть, что поделать, посмотреть, прочитать.

Т. Сова: Давайте еще поговорим про видеотеку, потому что, конечно, приходите, дорогие друзья, но я думаю, что сейчас очень многое стало интересно, и возникло много вопросов. Во-первых, бесплатно ли это?

Бесплатно абсолютно.

М. Пассет: Все бесплатно, только по записи.

Т. Сова: Приходишь, записываешься, и все эти блага в твоем распоряжении?

М. Пассет: Да.

Т. Сова: Что собой представляет видеотека? Приходишь и ставишь диск? Что там? Что она из себя представляет?

М. Пассет: У нас есть большая коллекция авторских фильмов. Приходишь, выбираешь, ставишь, смотришь.

Т. Сова: Включаешь и просто смотришь в зале?

М. Пассет: Да, просто видишь и смотришь в зале. У нас есть программы кинопросмотров, которые там можно посетить. Все программы вывешены, можно сходить на что-то конкретное. Позавчера, если не совру, мы демонстрировали фильмы с музыкой Нино Рота. Сначала это была «Ромео и Джульетта», потом был «Крестный отец». Вот так целый рабочий день у нас звучала в разных фильмах музыка Нино Роты. Человек мог прийти и просто с любого места начать смотреть фильм.

Т. Сова: Сколько человек вмещает зал?

М. Пассет: Он небольшой, около 30.

Т. Сова: 30-50?

М. Пассет: 50 там может спокойно сесть, а может сесть и один, и никто его оттуда не выгонит.

Т. Сова: Что самое чудесное.

М. Пассет: Да. Я думаю, что количество людей — это, безусловно, важно, но один человек также важен для нас, как и 20. Даже камерные мероприятия нами приветствуются.

Т. Сова: То есть Вы всегда за какие-то мероприятия? Может прийти из школы какой-нибудь преподаватель и совершенно спокойно с Вами договориться, и привести туда свой класс, устроить какое-то мероприятие?

М. Пассет: Вот так вот сейчас на весь город сказать, что я за, устраивайте все, что угодно, конечно, я не могу. Мы рады всегда каким-то новым ярким идеям, но необязательно это будет преподаватель с классом, может зайти любой молодой человек и предложить что-нибудь устроить. Например, у нас в День всех влюбленных был флэшмоб, и мы снимали мультик. Приходили люди и парами, и по одному, и все стали участниками мультика. Мы на следующей неделе должны его разместить в интернете. Любая яркая идея, если она безумная и достаточно красивая, может быть воплощена у нас.

Т. Сова: К Вам можно приходить с любыми идеями, и Вы всех выслушаете и всех поймете, как настоящий библиотекарь?

М. Пассет: Выслушать я обещаю, понять — это как получится, а если все-таки выслушаю, и мы поймем, что действительно у этого есть будущее, то это может быть реализовано у нас.

Т. Сова: Тогда такой вопрос, на какую возрастную категорию людей библиотека рассчитана?

М. Пассет: Мы записываем с 14 лет и до момента, пока ноги ходят.

Т. Сова: То есть для малышей пока ничего не предусмотрено и не будет?

М. Пассет: Нет. Мы не рассчитаны на совсем детскую аудиторию, хотя мы работаем с детьми, но скорее в художественном ключе. Например, мы устаиваем выставки и персональные детские выставки для 500-ой школы города Пушкина. Таким образом, мы вводим молодых художников, которые занимаются изобразительным искусством, в настоящий взрослый мир художников. В большом зале выставляется зрелый художник, а в маленьком зале по соседству выставляются детские работы, но они с речами, с вернисажем, с книгой отзывов, то есть всё по-взрослому.

Т. Сова: Понятно. Поскольку здание у Вас удивительное и видное для многих, то возникает вопрос, каким образом Вы его сохранили? Сложно ли было это? Легка или нелегка была борьба за то, чтобы Вам там расположиться, чтобы Вам отдали это здание, а не устроили там очередной торговый или бизнес-центр?

М. Пассет: Вы знаете, нам его отдали очень давно. История этого здания такова, что до 27-го года со дня постройки (1834 год) оно принадлежало общине голландской церкви, после чего в 27-ом году оно было продано, и там был театр актерского мастерства Вивьена, собственно с чего началась наша театральная академия. Потом это здание сгорело, потом была реставрация, и с 36-го года, если я не ошибаюсь, там существует библиотека. Никуда она оттуда не девалась и была это всем известная библиотека Блока. Это была районная библиотека общего профиля, где можно было найти книги по физике, по математике, по медицине и по чему угодно. Потом она была присоединена к библиотеке Маяковского, и тут встал вопрос о том, что что-то в ней должно стать особенное, потому что библиотека общего содержания уже не имела смысла, она просто дублировала библиотеку Маяковского только в усеченном виде. Тогда мы решили, что нужно выбрать специализацию искусство и музыка, тем более что музыкальная библиотека там уже располагалась. Выставочные пространства тоже подталкивали нас к этой идее, что это должно быть центром искусства и музыки. Так и сложилось, это складывалось долго и исторически, поэтому спасибо, что мы там еще находимся, а не что нам это кто-то отдал. Спасибо, что не отобрали.

Т. Сова: Да, слава Богу, будем держать кулачки за Вас, потому что нонсенс, как мне кажется, на сегодняшний момент, что не забрали Вас под какой-нибудь очередной торговый центр, как это сейчас модно.

М. Пассет: Действительно всякое бывает, но дай Бог нам там еще какое-то время жить и всех радовать своим существованием.

Т. Сова: Тогда подытожим всё, о чем мы сейчас говорили. Давайте расскажем, где можно посмотреть всю информацию о выставках, о том, что происходит в библиотеке. Может быть, у Вас есть сайт или группа во Vkontakte? Конечно, мы всё вывесим в комментариях к нашему выпуску, но все-таки прокомментировать это нужно.

М. Пассет: О нас есть информация на сайте библиотеки Маяковского, и у нас есть группа во Vkontakte, где можно посмотреть информацию обо всех наших мероприятиях и выбрать что-то, на что хочется сходить.

Т. Сова: На все мероприятия вход свободный, еще раз повторяем, дорогие друзья.

М. Пассет: Абсолютно.

Т. Сова: У нас программа про современное искусство, хотя речь была о современной библиотеке, но опять же повторю, что есть огромный отдел о современном искусстве и журналы и о китайском современном искусстве, и куча всего, где можно поковыряться современному человеку, который интересуется чем-то в данной области. Что же такое искусство?

М. Пассет: Выражение собственного внутреннего мира в какой-то материальной форме, будь то записанное стихотворение, записанная музыка или написанная картина.

Т. Сова: Это материализованная душа.

М. Пассет: В принципе да или материализованная мысль. В любом случае материализованный внутренний мир, которому дали свободно жить снаружи.

Т. Сова: Что сказать, на этой замечательной, удивительной и высокодуховной ноте мы сегодняшний выпуск закончим. Напомню, что у нас в гостях сегодня была заведующая проектно-выставочным отделом центра искусства и музыки библиотеки Маяковского на Невском, 20 — Марина Пассет. Всего доброго, дорогие друзья, и до новых встреч в эфире.

М. Пассет: До свидания.

Т. Сова: Целую всех.

Width

Новый вариант плеера:
Старый вариант плеера:

Татьяна Сова беседует с заведующей проектно-выставочного отдела центра искусства и музыки Библиотеки Маяковского (Невский проспект, 20) Мариной Пассет. Разговор пойдет о роли библиотеки в современном обществе.
Марина расскажет об образе современной библиотеки, о её функциях в современном обществе, а также о Центре Искусства Библиотеки Маяковского.

В подкасте:

— Какими библиотеки были раньше?
— Какие функции выполняла библиотека 10 лет назад?
— Библиотека сейчас. Социальный институт или хранилище информации?
— Книга как вид скоро вымрет. Хорошо это или плохо?
— Каков он, современный библиотекарь?
— Центр Искусства и музыки Библиотеки Маяковского — библиотека 21 века.
— Что нужно библиотеке, чтобы идти в ногу со временем?

Episodes

Comments