Что такое «Фольга» и с чем ее едят?

0
2 ноября 2012
1151 прослушивание

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Т.Сова: Здравствуйте, дорогие друзья. Подкаст «Sovart» снова в эфире, вы слышите Татьяну Сову в своих ушах. А очень скоро еще услышите двух замечательных гостей, которые сидят напротив меня. Это две девушки, которые загадочно ухмыляются на протяжении всего нашего знакомства. Знакомы мы 5 минут. Напротив меня девушки, которые сами себя определят по ходу выпуска, и скажут, кто они и чем занимаются. Это Ира Щурова, Ириш привет. И Юля Накорякова. Почему я не стала говорить о том, чем вы занимаетесь. Потому что я вас знаю только по «Фольге». По «Фольге» судя, девочки, вы очень интересные. Но вдруг у вас есть какие-то еще интересные проекты, и я бы хотела о них вас расспросить, может, вы расскажете, а может, не расскажите. Сейчас посмотрим. По «Фольге» знаю вас я. Но наши слушатели не все знают, что такое «Фольга». Поэтому мы начнем с того, что такое «Фольга», с чем ее едят, с чего она началась. Кто начнет первый?

И. Щурова: Давай Юлек, у тебя по живее выйдет.

Ю. Накорякова: Что такое «Фольга» или с чего она началась?

Т.Сова: Что такое «Фольга».

Ю. Накорякова: «Фольга» — телепередача, нее передача. Мы с Ириной снимает себя на камеру, и там говорим и общаемся иногда с другими людьми. Но не всегда. Все выпуски, которые у нас были, они с гостями. Но есть выпуск и без гостя, и мне кажется, он определяющий.

Т.Сова: А сколько всего выпусков у вас было?

Ю. Накорякова: Ну, 30, наверное.

Т.Сова: 30 выпусков. А кто туда к вам приходит?

Ю. Накорякова: Кого пожелаем. Тот, кто захотел, еще так не попадал.

И. Щурова: Хотя напрашивались какие-то люди, но с ними как-то не складывалось.

Т.Сова: А какая-то тематика определяется или вы просто из разных областей интересные вам люди? Может она вырисовалась со временем после нескольких выпусков, а вы сами ее изначально не определяли?

И. Щурова: Ну, это все творческие ребята в основном.

Ю. Накорякова: Это то, чем обычно занимаются в Петербурге.

Т.Сова: То, чем обычно занимаются в Петербурге. Обычно занимаются в Петербурге опять же можно разделить на разные возрастные категории. Определенные возрастные категории занимаются разными вещами. Вы с какой категории общаетесь?

И. Щурова: Мы работаем с достаточно широкой...

Ю. Накорякова: Это все какое-то одно поле, творческие ребята.

Т.Сова: Ну ладно. С чего гналось? Как вы однажды собрались и решили сделать «Фольгу»?

Ю. Накорякова: Ирина как-то мне позвонила, мы еще не были знакомы, хотела интервью у меня взять. И через какое-то время это интервью состоялось. Оно было прекрасное, и мне очень понравилось. Это был проект Ирины Александровны. Такой до фольговый. И разговор был такой живой прекрасный. И потом мы еще разговорились, а потом захотели говорить еще и еще и что бы так.

Т.Сова: То есть сделать что-то совместное. То есть вы без какого-либо образование в сфере искусства, слава богу. Как большая часть наших местных гостей без образования.

Ю. Накорякова: А как ты сравниваешь то, что мы делаем с искусством?

Т.Сова: А потому что я видела выпуски вас, беседующих с людьми искусства по большей части: с поэтами, художниками. И с этой целью и сужу. Я с этой целью вас и позвала сюда. Мне интересно. Как это получилось. Потому что о «Фольге» я мало чего знаю. Хочу от в с узнать. У меня сложилось такое впечатление, что вы две дамы из «Школы злословия». Такая отсылка видна на них, которые приглашают интересных людей, интересных вам, нам, кто вас смотрит. Беседуете с ними и вытаскиваете наружу их подсознательное, узнаете, чем они занимаются и откуда чего. Мне интересно, с точки зрения, людей творческих, как вы выбирали и как пришли к этому. И вообще мне все это интересно, рассказывайте. А дальше, я буду вопросы как-то формулировать. Кто был первый гость, давайте с этого начнем?

И. Щурова: Я не помню, кстати.

Ю. Накорякова: Это была Ксюша Галкина, наша подружка, которая ничем не знаменитая.

И. Щурова: Да и на этот.

Т.Сова: Ксюша Галкина, привет тебе. После этого тебе будут стучаться странные люди, которые слушали этот подкаст.

Ю. Накорякова: Старые мужчины будут стучаться к ней в гости.

Т.Сова: Посмотрим, кстати. Отсеем, сколько нас слушает старых мужчин.

И. Щурова: Хотели звать тех, с кем может состояться интересный разговор. Вот так вот.

Т.Сова: То есть вы начали это делать, потому что вам просто было интересно беседовать и знакомиться.

И. Щурова: Да.

Т.Сова: А почему такой формат? Почему теле, почему снимали на видео, а не на диктофон?

Потому что мы себя любим очень.

Т.Сова: Почему так случилось? Были ресурсы на тот момент?

Ю. Накорякова: Нет, я не за диктофон. Мне кажется, это какая-то...

И. Щурова: На минуточку, мы с тобой фактически на диктофон сейчас записываем...

Ю. Накорякова: Нет, я понимаю. Я бы такую историю не выбрала, как у тебя тут происходит. Но в плане подкастов, они мне нравятся тем, что это такой прикольный ... радио. Мне нравится эта история визуально, но я не выбрала.

И. Щурова: Шоу. Мы за шоу.

Т.Сова: То есть вы, в принципе, думаете, что «Фольга» — это некое подобие шоу какого-то? Вы думаете, у вас получилось сделать шоу?

Ю. Накорякова: А причем тут получилось и шоу или нет?

Т.Сова: Я задаю вопрос, получилось ли то, что вы хотели? Вы говорите, вы за шоу. Так получилось ли шоу?

И. Щурова: Но формат шоу мы не планировали. Шоу — это как дополнительный цвет, блесток еще бросить на какую-то историю. И в этом плане получилось, мы хотели презентовать себя такими, какими мы себя любим. И в этом плане шоу состоялось.

Ю. Накорякова: Или не любим.

Т.Сова: Вы в этой передаче больше о себе рассказываете или больше о других узнаете. Вы так все это формулируете интересно сейчас.

И. Щурова: О себе через других, мне кажется. Это основная мысль. Потому что разговаривая с другим человеком, это все про тебя. И даже с абсолютно полярной личностью ты все равно понимаешь больше себя. И когда я думала, почему и зачем, я думала, что это правда путь познания. Основной вектор.

Т.Сова: А как вы готовились к выпускам с этой точки зрения? Был вообще какой-то концепт передачи как таковой, и какой-то костяк вопросов, которые всегда задавали? Или они каждый раз просто рождались из головы?

И. Щурова: Сначала нет.

Ю. Накорякова: Ну, ты вроде видела?

Т.Сова: Да, но разумеется, не все 30. Поэтому я об этом и спрашиваю.

Ю. Накорякова: Там повторялись вопросы, типа, а боишься ли ты того-то, а любишь ли ты?

Т.Сова: Такие вопросы больше тебе присущи, как психологу или как человеку? Ты профессиональный интерес усматривала? Людей рассматривала с точки зрения психологии? Или просто от себя вопросы: чего боишься, что любишь кушать?

Ю. Накорякова: Это все... интерес, нельзя сказать, что он был профессиональным. Типа, да у меня профессиональный интерес. По-моему, это бредовый ответ. Но было интересно, и какая-то структура была. Предварительная гипотеза.

А как вы готовились к выпускам? Как изучали человека, который к вам приходит? Из чего вы строили свой диалог с ним? Был ли перед личной встречей какое-то мнение предвзятое, которое вы строили исходя о нем бесед, интервью.

И. Щурова: Просто есть серия передач, которая появилась до телека. То, что мы снимали просто на камеру у себя в комнате и потом монтировали. Там была совсем другая история. Например, завтра мы зовем актера Гену Смирнова, и я говорю ок, прихожу не готовившись. Потом когда был Джулиан Дикаприо, я забеспокоилась, подумала, что посмотреть, потом подумала, нет. И он пришел, и мы отлично поболтали и о нем, и обо всем тоже. Когда появилась история с телеком, мы стали готовиться, потому что поняли, что есть заданное время, структура.

Ю. Накорякова: Да, и скучно просто стало.

И. Щурова: Не то что бы скучно, интересно делать вот так по структуре, стали готовить вопросы, шерстить информацию про гостя и это совсем другая история.

Т.Сова: А как больше кайфа? Как больше контакт? Можете вычленить? Некоторым вообще интересно ничего не читать, просто встретиться вдруг. Фактически, как наш с вами пример. Я о вас фактически ничего не знаю, негде, никак и вообще. И я вас просто увидела, мне стало интересно, и я вас воззвала. И мне сейчас просто кайфово ковыряться, смотреть, спрашивать. Но бывают другие ситуации, когда надо что-то узнать о человеке, чтобы с ним адекватная беседа сложилась. Как вам интересно, можно это сейчас понять, или это просто разные этапы роста?

Ю. Накорякова: Просто разные этапы.

И. Щурова: Не хватает времени. Если ты не готовишься, это круто, ты понимаешь человека заново. А на это надо время, чтобы выйти на какие-то вопросы, чтобы щелкнуло. А когда готовишься, ты понимаешь, по какому направлению ты пойдешь, и там уже будут препятствия, камни, столкновения, что угодно.

Значит, тогда так. Начали вы снимать, дома монтировали. Когда появились мысли о том, что хотелось бы это развивать?

Ю. Накорякова: Да, сразу.

Т.Сова: А что там с телевиденьем, рассказывайте.

Ю. Накорякова: Хотелось как-то поработать...

Т.Сова: Хотелось от этого еще и деньги получать. Это хорошее, понятное, правильное желание.

Ю. Накорякова: И нам ответил канал, и мы стали работать там.

И. Щурова: Мы типа написали.

Т.Сова: А какой канал?

Ю. Накорякова: Написали мы на Первый и на НТВ и на Пятый. Пожалуйста...

Т.Сова: Писали мы на Первый, но ответил нам Парк развлечений. Нормальная история.

Ю. Накорякова: Да. Хорошее словосочетание. Ты ни думаешь?

Т.Сова: Ну, вполне. И ответил? Что сказали? Как к вам отнеслись? Сейчас нас слушает толпа народа, кто-то может быть, уже снимает давно чего-то дома, свое хоум видео, где какие-то свои рассказы рассказывает и с кем-то беседует. И конечно, людям тоже хочется. И все затаили дыхание и думают, о, девчонки не только дома снимали ,но и на телек попали. И денежку с этого получили. Интересно всем послушать, как отнеслись?

Ю. Накорякова: Три раза получили.

Т.Сова: Догнали и еще получили?

Ю. Накорякова: Типа того.

Т.Сова: Расскажите всю эту историю. Вот вам ответили...

Ю. Накорякова: Мы к ним съездили, они нашли нам здесь, поскольку это московский канал, типа съемочную группу. Почему типа, потому что она такая очень самобытная и своевольная.

И. Щурова: Канал московский, группа питерская. Уже нас искрит.

Ю. Накорякова: И мы стали с ними делать то, что делали до них. Просто они нас технически обеспечили.

Т.Сова: И где вы записывали?

Ю. Накорякова: В смысле...

И. Щурова: Территориально. Если вам дали съемочную группу, то вам дали и пространство.

Ю. Накорякова: У нас каждый раз было разное место.

Т.Сова: Каждый раз разное место, зависело это от вас. То есть вам просто дали съемочную группу и больше ничего?

Ю. Накорякова: А что еще? Конфет килограмм?

И. Щурова: И сроки. Нам дали сроки.

Т.Сова: Фактически вас во многом ограничили, но практически ничего не дали?

И. Щурова: Ну, почему? Нам многое дали. Это работа.

Ю. Накорякова: Нет, могли бы дать. Я с тобой совершенно согласна.

Т.Сова: А вы можете озвучить сумму, которую вам платили за выпуск? Если была такая категория, платить за выпуск?

И. Щурова: За блок. Блок это несколько передач отснятых в одни день. 4, максимум 6. Но это редко было.

Т.Сова: И за блок, если это не секрет, было бы интересно.

И. Щурова: У нас было 60.000 на команду, это не съемочная группа, а нас четверо: режиссер монтажа и еще...

Т.Сова: 60 тысяч за блок.

И. Щурова: Рублей, к сожалению...

Т.Сова: Более или менее, нормально.

И. Щурова: А у тебя?

Т.Сова: У меня тут абсолютно бесплатно. Это моя инициатива.

Ю. Накорякова: А эта история кем профинансирована, техника.

Т.Сова: Это история ребят, надо вам позвать их к себе, и надо всячески пытать. Потому что по финансированию все очень сложно. Конечно, тут делают какие-то рекламы в подкастах. Я жду какую-нибудь рекламу. Дорогие мои слушатели, скоро перед моим приветствием будут рекламировать колбасу, а может, и не будут рекламировать колбасу. Ждем какую-нибудь рекламу не о колбасе.

Ю. Накорякова: Прокладки, например.

Т.Сова: Да, это уже ближе к искусству. Прокладки как-то феерически расписанные. Короче, с рекламой все очень тяжело в подкастах про искусство, потому, что вы сами понимаете, чего там, собственно.

И. Щурова: Гуашь можно.

Т.Сова: Фирма ЗПК, завод питерских красок.

Ю. Накорякова: Покупайте...

Т.Сова: Вот мы и отрекламировали ЗПК, вы не платили, а мы сделали. И что же, сколько вся эта история длилась? У вас 30 выпусков вмести с домашними?

И. Щурова: Да, вмести с домашними.

Ю. Накорякова: Мы не доделали, наверное, 8. А должно было быть 40. Значит, домашних еще больше. Это не особенно важно, минус, плюс 10.

Т.Сова: И сколько длилось ваше общение с телеканалом?

И. Щурова: С апреля.

Началось с февраля, первый выпуск мы сняли в апреле.

Т.Сова: И закончили?

Ю. Накорякова: Тяжелым летом...

И. Щурова: Пару месяцев назад.

Т.Сова: А в связи, с чем закончили? Все эти интересные истории, они не просто так рождаются. Закончили не просто так, вас что не смотрели?

Ю. Накорякова: Какой у тебя интересный первый вариант.

И. Щурова: Наверное, какая-то подпитка для нас закончилась.

Т.Сова: А это вы закончили? Вы им сказали, чао. Какие вы молодцы. Вам надоело.

И. Щурова: С чего бы это?

Т.Сова: Вообще, если что-то заканчивается — это признак того, что что-то начинается. Поэтому будем сейчас расспрашивать, что же у вас скоро начинается. Не просто также вы ушли, наверное, с какой-то идеей или нет? Или вы?

И. Щурова: На самом деле, наверное, да. Судя по твоим вопросам.

Т.Сова: Вы ж не просто так ушли, либо потому что, вам там было тесно, потому, что раз вам платили, это уже хорошо. Вас это напрягало, у вас много времени отнимало записать видео?

Ю. Накорякова: Наоборот мне было мало.

Т.Сова: То есть вы могли параллельно заниматься другими делами, работать. И фактически, это использовать, как дополнительный заработок и хобби. Но хотели или нет?

И. Щурова: Это не чистый заработок и не чистое хобби.

Ю. Накорякова: И вашим и нашим.

Т.Сова: И какие желания у вас были: на другой канал перебраться, расти в этом плане? О чем вы думали, когда попали впервые на телевиденье?

И. Щурова: Уже ближе к финалу мы думали про смену формата. Потому что именно гость в студии, такой разговор, не в плюс, а в минус. Ты чувствуешь, что работаешь не на себя... типа отдаешь больше, чем получаешь. И не понятно кому это надо.

Ю. Накорякова: И кому отдаешь, тоже не понятно

Т.Сова: А у меня, честно говоря, когда я смотрела вашу передачу с Виклиным, возникло четкое неравноправие вас двоих. Во-первых, это видно по вашей позиции, когда вы сидите вдвоем на одной части стола, а он на другой, как на допросе. А во-вторых, это видно по вашему отношению к нему. Вы как — будто стараетесь напрячь всеми силами, чтобы он вдруг сказал, что-то такое, что он раньше не говорил. И из-за высокой степени напряжения, он вдруг бы вам что-то выдал. У меня такое впечатление сложилось. Потому что Вилкина Сашу очень сложно развести на какие-то такие истории. И я видела, что у вас почти получилось. Саша, привет тебе. Его сложно вывести на какие-то эмоции. Очень доброжелательный прекрасный человек. Вы на него насели. Вы специально это сделали? У вас формат был такой? Вот это мне интересно. Или это ваше внутреннее отношение к нему проявилось?

Ю. Накорякова: Это возможно спросить так и то, что ты не будешь у него спрашивать так. Это игра. И мы получили то, что мы хотели и даже больше. Потому что он молчал и улыбался. Я обожаю этот выпуск. Потому что Вилкин прекрасен.

И. Щурова: Это такие игры и он... Сродни постановки...

Ю. Накорякова: Если он не повел себя определенным образом. Он не провалил игру, играл по правилам.

Т.Сова: У вас какая была роль? Вы были провокаторами? Или у вас не было роли?

Ю. Накорякова: Она у нас была своя. Ты когда приезжаешь в Украину ты ж не говоришь шо. И там это было какой-то гармонией. Наше взаимодействие было гармонично. Мы были гарантирующими сторонами.

Т.Сова: Но у вас был хороший и плохой полицейский? У вас по отношению к гостю.

Ю. Накорякова: А кто хороший, а кто плохой?

Т.Сова: Я и спрашиваю у вас, были распределения ролей? Не было такого, кто-то больше нажимал, кто—то добрые вопросы задавал. Это всегда интересно, если вы говорите об игре, интересно распределяете ли вы роли. Приходит к вам человек, он как раз в Белоруссию и приезжает или на Украину. Вы как раз для него и есть неизученная Украина. И вы можете делать какие угодно роли и из себя что угодно строить. Ты можешь сторону человека, который только спрашивает о семье, творчестве, дружбе, а что тебе снится. А ты более жесткую позицию занимаешь.

Ю. Накорякова: Делили ли мы это осознанно? Нет

Т.Сова: Все равно вы были вами и когда с телевиденьем стали работать. То есть вам там тоже никаких форматов не ставили.

И. Щурова: Сказали, не матерится и не есть. Вообще не есть.

Т.Сова: Вас в принципе не ограничивали в формате, девчонки давайте по жестче?

Ю. Накорякова: Нет, просто причесаться, помыть голову.

Т.Сова: А значит, в творческом плане вас не ограничивали. Фри такой. Понятно. Вот вы ушли, а дальше что думаете?

И. Щурова: Мы скорпионы и в гороскопе у нас было то, что кардинальная смена деятельности. Кардинальная такая, что на грани очень больших сомнений. Я бросаю вот то и начинаю заниматься вот этим. Я думаю что-то такое вероятно.

Т.Сова: Что-то кардинально новое?

И. Щурова: Ну, смотря, что ты подразумеваешь под кардинально новым. Если для меня играть в группе, сниматься в «Фольге» и выращивать капусту, это все один вектор, форма может быть кардинально другой. А вектор один на развитие, на познание.

Т.Сова: А вы вдвоем решили уходить? Или одна решила, а второй все нравится. Или у вас все вмести, как у двух скорпионов?

Ю. Накорякова: Итак, и не так. Ирина загосилась немного на счет не брать трубку, сменить круг общения. Когда снимать передачи стал вопрос, мы ее вытаскиваем. И решили, что нет. И я подумала, что отличный повод.

Т.Сова: Ира стала катализатором таким? Давно были такие мысли, но силенок было маловато.

Ю. Накорякова: Хотя, у меня всегда были такие мысли, уйти из «Фольги», а Ира, наоборот.

Т.Сова: А почему у тебя были такие мысли? Это вопрос Юле, а почему? Что напрягало?

Ю. Накорякова: Это психологические травмы детства, боязнь ограничений.

Т.Сова: А у тебя?

Ю. Накорякова: Все, я уже кончилась.

Т.Сова: Тебе показалось, что ты исчерпалась?

Ю. Накорякова: Я не могу во все включаться.

Т.Сова: Все, что хотела, все сказала. Все, что хотела, все спросила?

Ю. Накорякова: Ну, может быть я что-то еще хотела. Я уже не могла, даже физически.

Т.Сова: Все, вот так по-взрослому. Так какие ж планы? Я пока вас банальными вопросами закидываю. Будет ли это телевизионное, хочется беседы с людьми? Не устали?

Ю. Накорякова: Так лучше, пока. Когда спрашивают. Но тоже не очень. Может, мы вообще что-то сделаем без гостей.

Т.Сова: Давайте, сделаем с вами программу, будете ко мне приходить, я буду вам вопросы задавать, а вы будете отдыхать.

Ю. Накорякова: А потом ты к нам.

Т.Сова: Ну, так вам же надоело спрашивать.

Ю. Накорякова: Это для профессионального.

Т.Сова: А чего бы хотелось сейчас? Молодые девочки 23, 24, все впереди. Чего бы хотелось? Может вообще пойти в геологи, изучать породы.

И. Щурова: Путешествовать. А если проект, то либо он возник как «Фольга», либо чтобы куда-то пригласили. Это большая разница, когда ты приглашаешь или когда тебя пригласили. А то я постоянно прошу, приглашаю, это выматывает.

Т.Сова: То есть такой скорпион. Сейчас бы психолог сказал бы такую фразу, когда хочется постоянно путешествовать, это значит, что ты бежишь от самого себя. Так говорит мой знакомый психолог. Поэтому тут видимо какой-то дисбаланс внутри.

Ю. Накорякова: А мы нестабильные внутри. Такие отдаленные запахи зрелости.

Т.Сова: Супер фраза, она должна стать крылатой. Я вас больше мучить не буду. Я только вас спрошу, что такое искусство, только от каждой.

Ю. Накорякова: Я думаю, способ зарабатывать деньги и находиться постоянно в развивающем процессе.

И. Щурова: Жуть какая, страшный вопрос. Это как-то не по делу. Как пришел охотник с охоты в свое племя и положил тушу оленя к ногам своей жены, а она ее разделала и приготовила суп. Искусством и не пахнет. Но живут прекрасно, гармонично. А все остальное — это искусство. Не все остальное, когда он его не принес, а нарисовал его. Самое ужасно, когда он его не приносит, а начинает рисовать. А жена начинает рефлектировать, почему он не принес сегодня мне оленя и начинает песни петь.

Т.Сова: Самое интересное определение за все существование подкаста. У нас просто периодически выходит подкаст, где мы режим определения. Твой следующий раз поставим первым. На этом месте мы закончим, мы с вами договоримся, что как только у вас появляется новый проект, мы встречаемся и опять разговариваем.

Какой-то сумбурный новый выпуск получился. Ира Щурова и Юля Накорякова были против меня. Спасибо, девчонки. До свидания.

Ширина

Сегодня в подкасте SovART две девушки, авторы и ведущие программы «Фольга» — Юля Накарякова и Ира Щурова. Свой проект они придумали спонтанно, не раздумывая над стратегиями и продвижением. Просто взяли и записали, просто предложили программу телеканалу. Что из этого вышло, какие у девушек планы на будущее, а также гениальный ответ на вопрос «Что такое искусство?», в сегодняшней программе.

«Фольга» на YouTube
«Фольга» во Вконтакте
Телеканал «Парк развлечений»

Выпуски

Комментарии