Synergy Orchestra

0
26 октября 2012
862 прослушивания

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Татьяна Сова: Дорогие друзья, всем привет! Наконец-то вот опять SovART в эфире. Все проболелись, все прочихались. Снова мы вас слышим, вы нас слышите. И напротив меня замечательные двое ребят сидят. Два мальчика прекрасных. И, кстати, оба в желтой такой песочной гамме, оба в модном тренде. Ну я сейчас не о том, конечно же. Два молодых человека, как они сами только что сказали, из музыкального оркестра нового поколения, а именно из «Synergy Orchestra». Я сейчас не ручаюсь за свой замечательный английский, но тем не менее. Дима Саетович — это художественный руководитель этого замечательного оркестра и Илья Тен — PR-директор

Дмитрий Саетович: Здравствуйте.

Илья Тен: Здравствуйте.

Татьяна Сова: Здравствуйте, ребята. Давайте поговорим о самом вашем оркестре, потому что может быть не все о нём слышали пока ещё. А может быть далеко не все слышали, по этому давайте мы решим, кто расскажет с самого начала о том, как организовались, откуда вы вообще собрались? Как вы познакомились? Как вообще возникла идея создать ваш замечательный оркестр.

Дмитрий Саетович: Как бы не пришлось сейчас выдумывать на ходу. Но сейчас постараюсь.

Татьяна Сова: Хочешь сказать тебе не задавали еще этого вопроса? Вопрос достаточно банальный, нет?

Дмитрий Саетович: Ну я каждый раз стараюсь рассказать более интересную историю.

Татьяна Сова: Давай правду!

Дмитрий Саетович: В начале 2011 года, в январе мы появились. Первый раз собрались на репетицию. Собрались музыканты, с которыми мы учились когда-то, либо были знакомы как-то, в принципе единомышленники. И заразила нас идея — создать такой оркестр, аналогов которому нет в городе. Где можно поиграть как и классику и найти себя в каком-то другом жанре: Джаз, Техно. В общем музыкальных направлений без границ, без рамок. То есть можно заниматься творчеством. В существующих оркестрах не во всех есть такая возможность — проявить себя как-то, заняться творчеством.

Репетиционный процесс совершенно отличается от других коллективов. У нас каждый музыкант имеет возможность высказать свою идею, своё мнение. И тем самым из этого всего получается интересное художественное целое, когда каждый музыкант высказывает свою мысль и из этого получается интересное произведение.

Татьяна Сова: А вы сами где учились? И на чем играете?

Дмитрий Саетович: Я скрипач, а Илья виолончелист. Я учился сначала в школе 10-летке, как принято называть — при консерватории. Потом в школе «Тутси» я отучился одиннадцатый класс и потом я попал в Бирмингемскую консерваторию, на год уезжал в Англию поучиться. Отчасти там заразилась идея, потому что там совершенно всё по другому и захотелось как-то привнести в унылый образ музыкальной жизни Петербурга, что-то новое. Вернулся сюда и появился оркестр.

Татьяна Сова: Илья? А ты пару слов?

Илья Тен: Я учусь в консерватории.

Татьяна Сова: А ты, ещё учишься?

Илья Тен: Да, учусь. Учусь в консерватории, играю на виолончели в оркестре. Учился до этого в колледже Мусоргского.

Татьяна Сова: Ребят, слушайте вот у меня вопрос сразу возник параллельно рассказу Димы, о том, что вот сейчас, буквально недавно у меня были ребята из современных разных театров, которые года три назад начали расти как на дрожжах. То есть куча молодых ребят-актеров начали собираться как-то между собой общаться и создавать такие современные театры, где как раз тоже им было приятно работать, так как потому что каждый имел возможность высказаться, каждый имел возможность делать что-то своё, классное, то, что нравится и так далее и не было таких рамок классического театра как это было до этого, да. Потом фотография и так далее. Куча сейчас есть вот таких мини-бумов в каких-то отраслях. Как вам кажется, ваш новый, совершенно принципиально новый оркестр, который в принципе, собрался тоже именно потому, что вам не хватает, вам уже мало и узко в этих классических рамках, да. И вам хочется делать что-то своё и иметь возможность высказаться как-то. Ну у вас есть что сказать и вам хочется это делать. Вам не кажется, что это может начало нового тренда, бума, когда все ребята выпускники консерваторий и «чем черт не шутит», музыкальных школ, будут по-тихоньку кооперироваться и создавать свои небольшие вот такие вот... или это гораздо сложнее, чем всё-таки театральную тему создать?

Дмитрий Саетович:Театральную тему я никогда не создавал. Хотя хотелось бы, конечно, объединить как-то в плане концертов, привнести театр в наши выступления. Но содержать оркестр и находиться постоянно в таком состоянии, когда ты ни от кого, в принципе не зависишь и это хорошо, но в то же время это как-то сложно.

Татьяна Сова: И финансово, да? И площадку найти опять же. Есть куча совершенно разных проблем. Но даже есть и в театре, тоже не известно — где репетировать, где играть, куда тебя примут, кто на тебя придет и так далее. Не хотите вы кличь такой бросить, чтобы народ собирался просто и делал что-то своё.

Дмитрий Саетович: Уже, мне кажется, давно брошен кличь. Это просто время сейчас такое и поколение активное очень. Я знаю очень много молодых людей, которые активно двигаются. Просто всех достал этот застой и все начали двигаться. Пора уже и все это понимают прекрасно. А кто не двигается, тот значит позже начнет двигаться.

Татьяна Сова: Ну вот расскажите, всё равно, я думаю, всем будет интересно. И на самом деле, когда я анонсировала вас во Вконтакте, начали задавать вопросы именно такого плана: А в каком положении сейчас оказываются выпускники консерватории? Вот куда они идут, принимают ли их?

Дмитрий Саетович: Они, в основном, все уезжают в другие страны. Здесь делать нечего, абсолютно, музыканту. Либо садиться в оркестр за минимальную зарплату. Ну вот PR-менеджер — выпускник университета получает примерно такую же зарплату, как взрослые люди, которые сидят всю жизнь в оркестре. Либо забрасывают музыку, потому что нет ни площадок концертных, ни агентств, ни людей, которые занимаются чем-то интересным. По этому либо это загибается, либо музыкант уезжает. Я сейчас периодически сажусь составить список музыкантов, в принципе, потому что периодически для разных проектов требуются разное количество музыкантов. Сейчас мы записывали симфонический оркестр — 90 человек. Так-то нас всего 15 человек. И понимаешь, что... а где люди? А они все уехали.

Татьяна Сова: То есть куда уезжают, то там есть спрос на наших замечательных ребят, которые потрясающе играют, да?

Дмитрий Саетович: У нас конечно уровень выше, особенно Санкт-Петербургская, Ленинградская школа, что качается классической академической музыки. Я, просто, учился в таком колледже, в Бирмингеме. Это, конечно, не самый лучший, но, допустим, джазовое отделение там было гораздо круче, чем любое джазовое отделение в России, я считаю. Я чувствовал себя там Богом и королем!

Татьяна Сова:Приятно!

Дмитрий Саетович: Но это не самое главное, просто была возможность высказаться. Если бы у меня была такая возможность здесь! Чем я, собственно, и пытаюсь сейчас заняться — дать себе возможность высказаться и музыкантам, с которыми я работаю.

Татьяна Сова:То есть фактически, молодой музыкант, который сейчас выпускается, он по сути, при огромном наличии площадок современного искусства, которые у нас растут, как на дрожжах. В принципе, для музыки нет ничего, да? Сейчас. Правильно я говорю? Или есть что-то в Москве?

Илья Тен:Ну наговаривать про то, что нет абсолютно залов, где выступать.

Татьяна Сова:Я не наговариваю, я задаю вопрос! Потому что я-то не знаю таких.

Илья Тен: Есть залы, где выступать. Есть площадки, на которых можно выступить. Есть места, куда можно устроиться на работу. Другой вопрос: в консерватории не учат абсолютно. Никто в консерватории не говорит, что ты должен делать после того, как её закончишь.

Татьяна Сова:То есть, не настраивают на то, что вообще, куда дальше? Какой на тебя спрос, грубо говоря, как на профессионала?

Илья Тен:Ну, я еще не оканчивал консерваторию, но по ощущениям, да, какая-то подвешенность возникает.

Дмитрий Саетович: Я пытаюсь третий год закончить консерваторию, но просто не могу дойти до туда.

Татьяна Сова: Ага, вот так вот. Ну вот, пожалуйста: сидят двое, не окончивших консерваторию, ребят, но всё-таки что-то делают своё. Вот так всегда и бывает, понимаете. Кото-то откуда-то выгонят, у самых активных всегда не доходят руки до окончания образования.

Илья Тен:Нас не выгоняли!

Дмитрий Саетович: Меня не выгоняли!

Татьяна Сова: Хорошо! Не наговариваю. А то вы опять обидитесь.

Дмитрий Саетович: Из школы выгнали, а из консерватории — нет!

Татьяна Сова: Из школы за увлечение музыкой выгнали?

Дмитрий Саетович: Нет, у нас же музыкальная школа была. Там и общеобразовательные предметы и музыкальные. Из-за чего выгнали — это другой разговор.

Татьяна Сова: Значит ближе всё-таки к истории образования вашего оркестра. Поскольку всё достаточно сложно — нет финансирования, нет площадок, нет людей, то как это вообще всё организовывать? Кто это начал первым? У кого эта идея возникла: А давайте! Кто был движущей силой?

Дмитрий Саетович: Одновременно. Уже и не вспомнишь у кого. Помню, что ехали в машине, я такой сказал: Было бы круто создать оркестр. Илья мне сказал: Я пробовал, это как бы не очень. А я сказал: Давай попробуем всё-таки!

Татьяна Сова: Ты пробовал к тому моменту уже?

Илья Тен: Да, к тому моменту, я уже пробовал — это было достаточно давно, но опять таки студенческое начинание.

Татьяна Сова: Слушайте, вот так вот не каждый день общаешься с людьми, которые едут в машине и разговаривают: А давай-ка создадим оркестр? А другой ему говорит, учась на третьем курсе: А я уже пробовал создать оркестр и как-то не очень! Хорошая беседа.

Илья Тен: Дело не в том, что не очень. Дело в том, что прошлое начинание, оно как раз о том, о чем мы говорим — об отсутствии финансирования, площадок. На этом всё и загнулось. Потому что если действовать по стандартной модели оркестра, в который играют, ну скажем, в нашем городе, чтобы далеко не ходить, есть оркестры, у которых есть свои площадки, есть финансирование. Они играют концерты, сидят где сидят и там, собственно, и творят и занимаются всем, чем скажут.

Татьяна Сова: То есть у них есть теплое местечко, скажем, и там у них есть свой определенный зритель, который на них ходит.

Илья Тен: Да, конечно. Это было отличное начинание — собрались... всегда собираются. У нас оркестры возникают в городе, так же как и ансамбли, очень часто.

Дмитрий Саетович: Так же как и театры и театральные труппы.

Илья Тен: Я думаю, что особенно сейчас, когда действительно, ты правильно заметила, происходит взрыв. Молодые люди активно начинают что-то делать.

Дмитрий Саетович: Ты хотел рассказать про то как мы образовались вообще.

Илья Тен: А вот.. да! И собственно эти начинания и угасают на том, что собственно мы собирались неделю, собирались месяц, собираешься два месяца и энтузиазм гаснет. Я рассказал про это Диме, как это всё произошло. И логично, что нужно искать другой подход к этому всему.

Татьяна Сова: Вы всё-таки не PR-менеджеры все, вы люди искусства.

Дмитрий Саетович: Мы мульти-профессионалы.

Татьяна Сова: Понятно, да, что в итоге, конечно вы многостановочники получаетесь. Но по сути, изначально, вы всё-таки люди искусства. Как принято рассуждать в художественной среде и где угодно — Человек искусства не может быть сам себе PR-директором! Он не может сам себя продвигать, потому что он отвлекается от сферы творчества.

Дмитрий Саетович: Согласен.

Илья Тен: Я понимаю, не может. Я музыкант, я играю в оркестре, сижу за виолончелью, мне очень нравится. Когда я заканчиваю играть на виолончели, другие люди просят писать им тексты. PR какой-то.

Дмитрий Саетович: Перетащить технику.

Илья Тен: Или перетащить технику!

Дмитрий Саетович: Настроить свет, придумать декорации. Чем мы ещё занимаемся?

Илья Тен: Декорации — это ты, по моему.

Дмитрий Саетович: Да, моляр, столяр.

Татьяна Сова: По-моему? То есть у вас пока еще не установилось?

Дмитрий Саетович: У нас нет четкого разграничения.

Татьяна Сова: Понятно. И как всё-таки. Вот вы поговорили, и ты объяснил, что был такой опыт — не очень удачный и не очень успешный. И в итоге с чего всё началось? Вы сели и выработали концепцию? Откуда в итоге взялись деньги? Вот всем же сейчас именно это интересно, вы же понимаете. Сейчас всем, конечно, здорово и приятно вас послушать и мы потом дальше поговорим ещё о том, что там и как. Но всем-то интересны насущные вещи!

Илья Тен: Я разговаривал с одним музыкантом, с контрабасистом, достаточно взрослым, не из нашего коллектива. И он мне раскрыл такой секрет, что «Synergy Orchestra» существует за счет богатых родителей и руководителей!

Татьяна Сова: Вот как.

Илья Тен: Да, есть такой слух и мы его активно поддерживаем! Хотя это неправда.

Дмитрий Саетович: Ну, почему? Хотя нет, неправда. На самом деле просто мы решили, чтобы не терялся энтузиазм музыкантом, нужно было предложить им то, чего они нигде не получат. Собственно мы так и сделали. Мы отмели всякие рамки, направления и прочие. В общем, занимаемся свободным творчеством.

Татьяна Сова: И всё-таки на мой вопрос вы упорно не отвечаете!

Илья Тен: Насчет финансирования. Все наши проекты финансируются за счет оркестра, за счет деятельности оркестра.

Татьяна Сова: Вы находите какой-то, скажем, заказ, площадку, куда к вам приходят люди, платят деньги, если это зритель, то соответственно вы получаете какой-то процент с выручки. А если это, скажем, какой-то конкретный заказ, то вы играете за какую-то конкретную сумму. Вот и всё, да?

Дмитрий Саетович: По началу, да, была задача находить, искать и пока не найдешь, не ложиться спать.

Илья Тен: Да, но как бы тут есть разграничения. Есть проекты, с которых мы получаем деньги, потом мы эти деньги тратим на другие проекты. То есть тут такая экономическая модель, что...

Татьяна Сова: То есть вы всё вкладываете в оркестр?

Дмитрий Саетович: Никто не поддерживает, если вопрос об этом. Никто денег не дает.

Татьяна Сова: То есть у вас нет каких-то периодических спонсорских вливаний от каких-то определенных людей? Фонды какие-то, я не знаю. У нас же есть куча фондов — поддержке музыкального искусства, в то числе.

Дмитрий Саетович: Пока нам не предлагали.

Татьяна Сова: А вы не искали подобных вещей?

Дмитрий Саетович: Денег просить не хочется. Хочется, конечно, делать всё хорошо, а для этого нужно много денег. Мы занимаемся этим, мы как раз сейчас в процессе. Сейчас вот встречались с человеком, просили у него денег. Он сказал не даст. Он сказал, чтобы получить деньги нужно быть либо хорошим знакомым, либо сексуальным партнером.

Татьяна Сова: Даже так на прямую говорит?

Дмитрий Саетович: Либо выходить на сцену голыми. Чтобы можно было вас продавать.

Татьяна Сова: То есть люди пока ещё не понимают, что вас можно продавать и без вашего голого присутствия?

Дмитрий Саетович: Мы понимаем это прекрасно, если бы мы не понимали этого и не были уверенны в том, что мы делаем и не видели как мы будем развиваться. Если будут деньги, если не будет денег — мы представляем что с этим делать, чтобы в конце концов добиться результата, цели.

Татьяна Сова: Вот сейчас у вас какие уже результаты? Вот вы с 2011 года. Уже 2013 год на носу, конец света и так далее. Что вы перед концом света вообще о себе представите? Кто на вас пришел?

Илья Тен: Мы, наверное, сейчас будем драться за то, кому сказать. Потому что этот конец света будет лучший для нас.

Дмитрий Саетович: Если случится не 21го, если 21 декабря, то мы, конечно, неудачники полные. Потому что у нас подготовлено, конечно...

Илья Тен: Может по позже? Это самое интересное.

Дмитрий Саетович: Я сказать хотел.

Илья Тен: Извини!

Татьяна Сова: Хорошо, хорошо, ребята.

Дмитрий Саетович: Ну как раз к концу этого года мы подготовили небольшой взрыв. И я считаю, что то, что произойдет как раз под период нового года — это взрыв, это начало новой эпохи! В общем то, что мы никогда не делали. Концерт с потрясающими музыкантами. Два концерта со звездами, с людьми с мировыми именами.

Татьяна Сова: А кто занимался привлечением людей с мировыми именами? Ты?

Дмитрий Саетович: Я занимался, мы все занимались. С некоторыми я учился в школе. Так получилось, что они уже их знают. И я решил этим воспользоваться. И им тоже интересно поучаствовать в этом проекте, они находясь постоянно в разных концах этого мира, они видят, что наконец-то начинает что-то интересное происходить. Им это очень интересно, что мне безумно приятно. Люди, которые выступают с лондонский симфоническим оркестром, с кучей разных оркестров и дирижёров, которых можно назвать легендой.

Татьяна Сова: То есть интерес есть и не надо думать, как многие считают, что никому нет дела до того, что у нас копошится тут в стране, да и очень мало, кого можно привлечь к нам. То есть если есть интересный проект, то на него спокойно, даже люди с мировым именем, хотят в нём поучаствовать, помочь и итак далее, да? Или это проблемная тема всё-таки?

Дмитрий Саетович: Во-первых, помочь, поучаствовать — да. И плюс ещё у них есть возможность тоже высказаться, у них есть возможность выбрать репертуар, когда они выступают за бешенные деньги с другими музыкантами, им говорят, что играть — они это играют. Когда у нас тоже будет много денег, мы будем известными и будем говорить, что играть таким солистам, нет?

Илья Тен: Ну, таким солистам они сами будут говорить.

Дмитрий Саетович: Пусть сами говорят, да.

Татьяна Сова: Всё-таки, я смотрю, вы интригу так держите хорошо! Но всё-таки мы с вами немножко отклонились от темы. Я — то хотела чтобы вы чуток всё-таки рассказали о том, как вы эти 2 года развивались? То есть вы сейчас говорите о перспективах, об этом, да надо сказать и ещё раз мы это повторим. Но вот что происходило в эти годы. И насколько вы видите интерес у публики к вам? И вообще к вашей деятельности? Как это проявляется?

Илья Тен: Мы развивались, как мне кажется, ну если я когда-то давно вспомню это и буду вспоминать, то достаточно всё логично выходит, потому что сначала мы собрались, поиграли, подумали над тем — на что мы способны, что мы можем и после этого начали делать. А какие-то предложения о сотрудничестве, творческие, в первую очередь, они появлялись сами. Ну, может быть потому, что Петербург маленький город. И в принципе здесь театр рядом с балетом. Маховая улица — там есть всё — музыкальный колледж, театральная академия. Собственно мы недалеко там и познакомились. В самом начале нашего пути мы репетировали в консерватории.

Дмитрий Саетович: Да, первая наша репетиция. К нам, на первую нашу репетицию оркестра приехала телекомпания НТВ, Первый канал поснимать. Но к сожалению не нас, а протекшую крышу в консерватории.

Илья Тен: Но репетиция как раз таки стала фоном. Мы стояли с грустными лицами, оркестр репетировал в каком-то классе в консерватории и там тазик стоял.

Татьяна Сова: То есть вы получается, были фоном для протекающей трубы?

Дмитрий Саетович: Это, мне кажется, очень символично.

Илья Тен: Да, вот это было в январе, в консерватории. После этого начался учебный год, после каникул. И возможности заниматься в консерватории — не стало.

Дмитрий Саетович: Помещение просто нет, классы постоянно заняты.

Илья Тен: Да, не было классов.

Дмитрий Саетович: Там постоянно идет битва за классы.

Илья Тен: И причем эта проблема, когда мы с ней столкнулись, это первый, можно сказать, камень проникновения такой, потому что негде собираться.

Дмитрий Саетович: Действительно негде собираться.

Илья Тен: Мы узнали, что ансамбль Спивакова, например, репетировал по ночам, тоже непонятно где. Мы не первые, кто столкнулся с такой проблемой. Но мы решили по ночам не репетировать и с Димой, зимой пошли по городу искать место, где можно репетировать.

Дмитрий Саетович: Это действительно так. Мы..

Илья Тен: Мы ехали на машине и...

Татьяна Сова: И дошли до станций метро — Нарвская и Балтийская, как водится?

Дмитрий Саетович: Нет, всё гораздо круче, мы дошли до Белинского, 9, мы не знали, что там. Мы зашли, пойдем спросим, что происходит. Поднялись сначала на второй этаж. Нас встретила девушка и сказала, что вам нужно на третий или на четвертый. Мы поднялись на четвертый этаж, там мы собственно заговорились с Лилей Бурдинской, которая незнакомых людей впустила на несколько месяцев, практически год. И до сих пор мы там, по сути.

Татьяна Сова: То есть вы базируетесь в «Бай Бай балете»?

Дмитрий Саетович: У нас две базы, одна база — это Ленинградская студия документальных фильмов, на каком-то канале рядом с Театральной площадью. Это удобно, потому что все музыканты там учатся и им недалеко. А вторая база — это Белинского, 9. Нас там приютили, если бы не это, конечно, нас бы уже давно не было.

Татьяна Сова: То есть вы бы не стали там где-нибудь на Нарвской...

Дмитрий Саетович: Мы зашли в первое попавшееся место, нам там отказали, всё — оркестра нет.

Илья Тен: Ну идти на точки репетировать... мы всё-таки держим марку академических музыкантов, нам нужно светлое помещение.

Дмитрий Саетович: Всё-таки хотелось бы хороших музыкантов, а классические музыканты — народ такой, очень привередливый.

Илья Тен: На красный треугольник не все пойдут.

Татьяна Сова: То есть всё-таки так. Даже при том, что проекты интересные и хотелось бы, я не знаю, даже любому хотелось бы в нём поучаствовать, правильно? При этом даже начали бы сразу высказывать каике-то ...

Илья Тен: Нет, ни в коем случае. Это юмор! Наши музыканты, что можно сказать не кривя душой, наши музыканты, они все идеи воспринимают на «ура». Мало того, что воспринимают...

Дмитрий Саетович: Что удивительно. Мы очень боимся периодически озвучивать ту или иную идею, потому что она может им показаться... Но опять же они смотрят со своей академической точки зрения. Они всегда, даже самые дебильные, абсолютно несуразные идеи воспринимают очень радостно. Когда мы просим на концерте скрипача...

Илья Тен: Филиппа, концертмейстера вторых скрипок. Это наш любимый персонаж — лицо оркестра, можно сказать.

Дмитрий Саетович: Но он постоянно всякие дебильные штуки вытворяет по нашей просьбе на концерте.

Татьяна Сова: А например?

Илья Тен: Например, у нас был новогодний концерт, в открытых мастерских. Как раз таки на Белинского, в прошлом году. И мы придумали шутку юмора, что мы начинаем играть произведение, которое придумал Дима. И играли как Афоню, мягко говоря.

Дмитрий Саетович: Никто ничего не придумывал, мы просто играли.

Илья Тен: Просто делали вид, что играем. Филипп должен был бросить на пол ноты и просто в возмущенным видом начать уходить с концерта. А Дима должен был его останавливать. Театральная зарисовочка такая. Ну, новогодний концерт, мы решили пошутить. Филипп сделал всё очень театрально.

Татьяна Сова: То есть в принципе, если вы придумываете какие-то супер Арт-проекты, если можно так назвать. Модное нынче слово «арт-проект». То вам не приходится долго воевать со всеми 15ю музыкантами, о том, что вот ребята, это классно, это пойдет, это нужно. То есть все всё это воспринимают?

Илья Тен: Более того, как мне кажется, музыканты нам доверяют в этом плане. Потому что, опять таки, не все академические музыканты будут играть с ди-джеем, например.

Дмитрий Саетович: Я скажу, что в принципе таких проектов считанное количество.

Илья Тен: Ну в России по-моему нет.

Татьяна Сова: Рассказывайте, пожалуйста, теперь. Я не буду вас уже беспокоить вопросом о развитии, уже всё понятно. Но...

Илья Тен: Ну я могу сказать чуть-чуть. Попытаюсь быстро как-то.

После этого, с Лилей Бурдинской получилось так, что мы сделали совместный проект с немецким театром, еще и выступили на дне города на Дворцовой площади.

Дмитрий Саетович: Ну мы и свои концерты какие-то организовывали тоже. Пытались что-то интересное делать, сняли клип под новый год. В прошлом году абсолютно интуитивно происходило. В этом году уже чуть более осознанно потому что есть какой-то опыт. Стараемся просто показывать то, что мы делаем большому количеству людей. Это самое сложное.

Татьяна Сова: Ну вот чтобы обобщить — пока не кажется, что это слишком тяжело и неподъёмно раскрутить такой проект?

Дмитрий Саетович: Нет.

Татьяна Сова: Пока так не кажется.

Дмитрий Саетович: Вот появилось четкое понимание как это делается.

Илья Тен: Даже можно сказать, что уже так не кажется и не может казаться.

Татьяна Сова: То есть достаточно всё легко идет, если можно так сказать. По накатанной, да, вот так? То есть не приходится там отбивать пороги?

Дмитрий Саетович: Приходится. Но люди легко нам верят.

Илья Тен: Отбивать пороги — это легко. Мы тут делали презентацию двое суток, потому что мы не профессионалы делать презентации. Практически не спали.

Дмитрий Саетович: Но это забавное занятие. Я занимаюсь любимым делом, Илья тоже. Нам нравится! По этому это легко.

Татьяна Сова: Понятно, вы уверенны в том, что предлагаете, уверенны в том, что вы делаете, вам это нравится и у вас даже мысли не возникает, что это может кому-то не понравиться. Ну а что вообще вы делаете? Давайте вот об этом поговорим. Какого плана проекты есть? Я так понимаю, что всё-такие очень много миксов всяких, опять как это сейчас модно. Скажем, видео-инсталляция плюс музыка, да. Что-то подобное. Ди-джеи опять же.

Дмитрий Саетович: С балетом. С Лилей Бурдинской мы делали.

Татьяна Сова: Как это возникает всё и откуда берется? У меня главный всегда вопрос — ориентируетесь ли на тренды? На то, что сейчас востребовано, вкусно, что едят и так далее. Или у вас просто это происходит, опять же то, что вам нравится. Или всё-таки у вас есть ориентир на зрителя, которому это может быть приятно.

Илья Тен: Происходит примерно так, что мы что-то делаем, вот например, мы сделали в 2011 году, в середине года, концерты на крыше начали делать.

Татьяна Сова: На Белинского, 9?

Дмитрий Саетович: Ни разу не слышал о концертах на крыше до этого.

Илья Тен: Beatles! И ещё в Озерках какая-то рок-группа.

Татьяна Сова: Хороший разброс: Beatles и еще в озерках группа.

Илья Тен: Ну, я думаю как раз это было по аналогии.

Дмитрий Саетович: А 14го июля прошлого года мы сделали. И за 4 дня организовали концерт. И людей позвали. Можно сказать, что это был аншлаг. Сама идея сделать концерт на крыше — довольно успешная.

Илья Тен: После этого, это начало нравится. В этом году уже есть..

Дмитрий Саетович: В этом году было куча концертов на крышах, которые имеют коммерческий успех. Но мы этим не стали заниматься потому что... хотя мы тоже выступали на крыше. Был план делать это регулярно, делать интересные концерты с разными бендами.

Татьяна Сова: Расскажите мне про проект «На высоте», всё-таки. Я туда как-то собиралась сходить и видимо, я опоздала, да уже? Всё застопорилось? Как это тоже началось и кто предложил? Вы сами пришли туда в «Азимут» и сказали.

Дмитрий Саетович: Нет, это как раз нам предложили. Позвонила Лариса Гусева — начальница...

Илья Тен: Ну топ-менеджер из Азимута.

Татьяна Сова: «Всех начальников начальник и мочалок командир!»

Дмитрий Саетович: Замечательная женщина. Она предложила нам сделать концерт.

Илья Тен: Она была на наших концертах до этого. И рассказала. Что есть вот такое место, а мы в этом месте были уже.

Дмитрий Саетович: У меня там свадьба была, кстати. По этому мне тоже там понравилось.

Татьяна Сова: Знакомое, в общем место.

Илья Тен: Мы пришли и идея делать там концерт нам понравилась, потому что есть потенциал, есть возможность, лаже может, к не формату какому-то привлечь людей, как раз таки за счет места. Мы делали и делаем там концерты.

Татьяна Сова: Ну как это выглядит? То есть вы всё-таки как приглашенные гости в площадке, которая там сделана.

Илья Тен: Нет, абсолютно нет. Это наша площадка. На первый концерт, например, мы с Димой перетаскали тонны 3 газона, сгрузили.

Татьяна Сова: Это показатель!

Дмитрий Саетович: Потому что мы хорошо таскаем.

Илья Тен: Потому что мы пришли туда, а там низкие потолки, что нужно сделать? Нужно постелить газон на 18м этаже, чтобы это было красиво. Мы купили газон и постелили его на 18м этаже.

Татьяна Сова: То есть вы в принципе являетесь кураторами этого места, по идеи.

Дмитрий Саетович: Грубо говоря, да. То есть нам показали: есть тут место, здесь ничего не происходит, люди не приходят. Хотя вот такого вида нет больше нигде. И18й этаж — самое высокое здание вообще в центре.

Илья Тен: Первая высотка в Петербурге.

Дмитрий Саетович: А люди, когда они приходят, хотелось бы, да и есть что показать, в принципе. И мы решили проводить там концерты. И свои и каких-то молодых, перспективных коллективов. Приглашать своих друзей и друзей из других городов, они к нам приезжают и играют. Мы провели уже, на данный момент, четыре концерта. И пока, действительно на октябрь у нас нет планов, потому что мы озадачились как раз подготовкой к монументальным проектам.

Татьяна Сова: То есть у вас не времени просто этим местом заниматься.

Илья Тен: К сожалению.

Дмитрий Саетович: И следующий момент — это сейчас там начинается реставрация, то есть вообще гостиницу советскую по-тихоньку реставрируют. И мы ждем, с нетерпением, когда там пройдет ремонт, потому что всё-таки хочется, чтобы всё было блестяще. Пока что гостиница советская, хоть она и называется «Азимут».

Татьяна Сова: То есть если я в ближайшее время туда захочу прийти на какой-то концерт, то у вас сейчас пока нет никакого анонса, куда я могу прийти вдруг. И посмотреть замечательный вид.

Илья Тен: Замечательный вид вы можете посмотреть просто так.

Татьяна Сова: А я хочу под музыку!

Илья Тен: Музыку? Это очень правильно, потому что с музыкой там волшебно. И, наверное, до нового года вы ей там не услышите.

Татьяна Сова: Печально. А после нового года какие-то есть перспективы?

Илья Тен: Есть перспективы, конечно.

Татьяна Сова: Хорошо. Ну с этим проектом всё понятно. Давайте всё-таки ближе к вашему монументальному проекту. Хоть что-то там расскажите, примерно.

Илья Тен: Мы можем конкретно рассказать.

Татьяна Сова: Хотите конкретно рассказать? Ну смотрите, можете конкретно рассказать. Тогда давайте анонсировать — куда приходить? Сколько стоит? Как это обычно.

Дмитрий Саетович: Во-первых, в декабре мы записываем совместный альбом с «Rastrelli Cello Quartet». Это ребята из Берлина, известные во всём мире музыканты. По окончании записи, мы 29го числа выступим с ними, сделаем совместный концерт.

Татьяна Сова: Где?

Дмитрий Саетович: На Крюковом канале. Это Ленинградская студия документальных фильмов. Там как раз сейчас происходит реставрация этого здания. И вот 7го декабря там состоится открытие этого пространства. Там планируется, на сколько я понял, АРТ-центр — это пространство для музыкантов, художников. Как сейчас модно.

Татьяна Сова: Еще одно, ребята!

Илья Тен: Как повелось.

Татьяна Сова: Для чего реставрируется это здание? Ну конечно же там будет АРТ-Центр. Понятно. Но там всё-таки и на музыку будет упор.

Дмитрий Саетович: Там есть потрясающая студия, с супер акустикой. Большой зал, а сейчас там студия, записываются оркестры разные.

Татьяна Сова: И 7го декабря открытие, да?

Дмитрий Саетович: 7го декабря открытие, на котором мы тоже будем играть.

Татьяна Сова: Во сколько? Давайте хоть открытие анонсируем, я думаю. Во сколько не знаете?

Илья Тен: Нет, мы не знаем.

Татьяна Сова: А где можно узнать, если кто-нибудь, кто нас слушает, захочет.

Илья Тен: Я думаю, будут анонсы в интернетах, в нашей группе во Вконтакте, на нашем сайте.

Татьяна Сова: То есть пока вообще это не известно, пока это просто ещё не решено, да? Понятно.

Дмитрий Саетович: Не до реставрировали еще.

Татьяна Сова: То есть у вас беда: и там реставрация и здесь реставрация.

Илья Тен: Дело в том, что там зал с одной из лучших акустик, как минимум, у нас в городе.

Татьяна Сова: А может так получится, что его не успеют отреставрировать?

Илья Тен: Не может!

Дмитрий Саетович: Не может! Мы доделаем, честное слово.

Татьяна Сова: То есть это 100% — 7е декабря? Да, газоны класть умеете!

Дмитрий Саетович: 5го января состоится ещё одно супер событие — это концерт с Андреем Барановым — это лауреат конкурса Елизаветы. Андрей получил первое место. Ну я даже не знаю, что сказать.

Татьяна Сова: Где?

Дмитрий Саетович: Это в Бельгии, в Брюсселе проходил конкурс.

Татьяна Сова: Не, не, вы с ним где будете?

Дмитрий Саетович: А! Там же, на Крюковом канале, 5го января.

Татьяна Сова: То есть, если кто-то хочет вас найти, услышать, послушать, то всё вот на Крюков канал, да, нужно обращаться?

Илья Тен: Нет. Вот сейчас, в ближайшее время, мы решили всё-таки рассказать сегодня, потому что эти события точно произойдут. И мы пока не продаем билеты, но мне кажется, очень много людей будет, которые туда захотят попасть.

Татьяна Сова: Ну а ориентировочно, сколько, как вы думаете, будет стоить билет? Просто, чтобы люди ориентировались. 500, 1000, 2000?

Дмитрий Саетович: На эти концерты планируем сделать, где-то от 300 рублей.

Татьяна Сова: Ага. Вот с такими именитыми, замечательными людьми.

Илья Тен: Дело в том, что концерт проводится не для того, чтобы заработать оркестру денег. Концерт проводится для того, чтобы порадовать людей.

Дмитрий Саетович: И себя. Записать классное концертное видео.

Илья Тен: И для себя.

Татьяна Сова: Я-то не сомневаюсь. А этот концерт, люди, которые с такими именами. Вы им оплачиваете дорогу?

Дмитрий Саетович: Мы им будем должны денег.

Татьяна Сова: Денег, правильно? То есть всё-таки вы как-то финансово зависите от успешности этого концерта.

Илья Тен: Дело в том, что про финансовую зависимость мы не успели рассказать. У нас выходит так: мы за все выступления, за все проекты музыкантам платим деньги.

Дмитрий Саетович: Продаем билеты и платим. И как-то еще. В общем это запутанная история.

Татьяна Сова: То есть у вас есть фиксированная оплата за каждый концерт и вы её, независимо от того — пришли люди на концерт или не пришли, вы её выплачиваете?

Илья Тен: Мы платим музыкантам, да.

Татьяна Сова: То есть у вас нет процента от того количества, кто пришел, да? Как это бывает часто.

Дмитрий Саетович: Нет. Музыканты приходят на концерты, как на работу. За репетиции никто денег пока что не получает.

Татьяна Сова: Ага. Теперь у меня сложилась картинка: у вас есть некий проект, да? В нём сейчас существуют 15 музыкантов, они приходят. И вы фактически как менеджеры и плюс ещё и участники, и им оплачиваете участие в этом проекте.

Илья Тен: Ну мы не оплачиваем им участие в этом проекте.

Дмитрий Саетович: Долгое время не оплачивали, но теперь уже нужно. Людям приходится от чего-то отказываться взамен.. Они в это время могли бы заработать денег. Как бы интересно им это не было — им нужно на что-то жить.

Татьяна Сова: Ребята, а вы параллельно чем-то занимаетесь, кроме оркестра?

Дмитрий Саетович: Ну, конечно.

Татьяна Сова: То есть у вас есть работа?

Дмитрий Саетович: Нет, работы нет. У нас есть параллельные проекты. У нас есть Джаз квартет «Нелюкс». Мы занимаемся их продвижением.

Илья Тен: Продюсированием.

Дмитрий Саетович: Есть опять же вот эта площадка «На высоте», которая сейчас, к сожалению, некоторое время не будет функционировать, но это один из наших проектов. Кроме этого мы больше ничем не занимаемся.

Татьяна Сова: То есть фактически, вот прерву тебя, всё-таки подытожив всю нашу беседу, такую немножко сумбурную, но всё-таки интересную, я считаю. Сейчас всё-таки эта ниша, да, ну скажем осовремененной классической музыки, ну или как это назвать? То есть, так скажем, коллективов, которые на классических инструментах играют нечто современное. Или в современной обработке или с какими-то миксами. Вообще как это явление называется?

Илья Тен: С формулировками проблема. Я скажу тебе сразу. С формулировками сложно, потому что мы делаем то, что интересно. Мы находим людей, с которыми мы совместно делаем то, что интересно нам и им. А сформулировать то, что мы делаем.

Дмитрий Саетович: Это взаимодействие. Собственно так и называется коллектив «Synergy» — это формула взаимодействия людей.

Татьяна Сова: Ага, но я в общем не к тому. Хорошо, без формулировок. Но я вот к чему веду, то есть если подытожить, то в принципе эта ниша сейчас не занята, по идеи? Вот такого плана музыкальных проектов каких-то, их сейчас в принципе нет. Прецедентов таких, по России, скажем, ещё кроме вашего.

Дмитрий Саетович: Я согласен, я просто не знаю, может быть и есть.

Татьяна Сова: То есть вы не слышали?

Дмитрий Саетович: Я не слышал.

Татьяна Сова: В принципе, перспективы развития у вас огромны, я так понимаю. И интерес должен только расти и расти, потому что действительно аналогов этому коллективу нет.

Дмитрий Саетович: Так и происходит.

Татьяна Сова: Замечательно. Ну дай Бог, чтобы у вас всё сложилось! Я думаю, что мы уже будем закругляться, потому что пора. Хоть и жаль, потому что, действительно, всё сумбурно у нас рассказано, но тем не менее. Значит, ближайшее ваше выступление, пожалуйста, анонсируйте.

Дмитрий Саетович: 27го числа. «Скороход».

Татьяна Сова: Открытие площадки «Скороход», во сколько?

Дмитрий Саетович: В 20:00.

Татьяна Сова: Стоимость билетов?

Дмитрий Саетович: Стоимость билетов 300 рублей. Мы готовим новую программу. Будет интересный микс, как раз, может быть, с театром и с ди-джеями. В общем, будет интересно.

Татьяна Сова: И вы там будете в полном составе −15 человек? Чудесно. Ещё раз: 27 октября, в 20 часов вечера, площадка «Скороход», если кто не знает, это Московские ворота. Наш замечательный завод «Скороход». На этом всё, только единственное, без чего я вас не отпущу, скажите, пожалуйста, что такое «искусство»? Не без этого. Это сложно? Сейчас расскажу всем, кто нас слышит сейчас, что ребята схватились за голову, начали рвать на себе волосы. Илья так вообще плачет!

Илья Тен: Могу громко плакать. Просто я надеялся, что мы не успеем.

Дмитрий Саетович: Просто Илья перед началом разговора...

Илья Тен: Я в Википедию зашел.

Дмитрий Саетович: Илья полез в Википедию, да.

Татьяна Сова: Зачем?

Дмитрий Саетович: Узнать, что такое «искусство».

Татьяна Сова: Вы знаете, эта студия, эти наушники и микрофоны чего только уже не слышали, каких только определений, самых разных. По этому что бы вы не сказали, это будет ни плохо, ни хорошо, ни кем не будет обругано, а просто всеми услышано. По этому, пожалуйста, скажите. Пока Илья думает, Дима, что такое искусство?

Дмитрий Саетович: Ну..

Илья Тен: Я придумал, я могу выручить напарника!

Татьяна Сова: А всё равно вам придется обоим говорить, каждому!

Дмитрий Саетович: Черт!

Татьяна Сова: Ну ладно, пока ты не забыл, Илья, давай. Что такое искусство?

Илья Тен: У меня классная формулировка, так как Дима меня представил PR-директором. Я могу сказать, что «искусство» — это то, что я люблю. Ну как в Макдоналдсе.

Нет, не смешно, не интересно? Я не могу сказать, что такое «искусство», потому что я занимаюсь любимым делом и это всё!

Татьяна Сова: Дима, что такое «искусство»? Ну не будем больше Илью мучить. Просто мы делаем нарезку периодически и у нас выходит выпуск «Что такое искусство?», определения всех наших гостей за какой-то промежуток.

Илья Тен: Меня вы вырежете, я понял. Хорошо!

Татьяна Сова: Вот представь, что люди услышат от тебя в этом выпуске. Так, Дима, что такое искусство, ну?

Дмитрий Саетович: Искусство — это... ну проще сказать: искусство — это мы, но мы не искусство, не мы искусство J

Татьяна Сова: Всё? Больше определений никаких не будет?

Дмитрий Саетович: Черт, провал...

Илья Тен: Я по моему, предупреждал тебя об этом вопросе даже!

Дмитрий Саетович: Я даже не понял к чему ты это! Думал, да ладно забей, не спросит.

Илья Тен: Честное слово, я думал подготовиться и размышлял над этим, но наверное, не дорос я еще до определения искусства в своей жизни.

Дмитрий Саетович: Зря ты так говоришь.

Илья Тен: Почему? У меня нет четкого определения слова «искусство»!

Дмитрий Саетович: У меня тоже.

Татьяна Сова: В общем, всё ещё в процессе. Ты просто, наверное, не задумывался, не пытался это из себя вывести, вот пока и не выкристаллизовалось. Ну ничего! Это всё впереди.

Ладно, дорогие мои друзья! Вот такой вот замечательный, в очередной раз, SovART у нас получился. Татьяна Сова была с вами, Илья Тен, Дима Саетович и маленькая часть «Synergy Orchestra» сегодня была с вами! Всё счастливо, мои дорогие, люблю вас, не болейте. До свидания!

Дмитрий Саетович: До свидания!

Илья Тен: До свидания!

Ширина

В гостях Илья Тен — PR-директор Synergy Orchestra, Дмитрий Саетович — художественный руководитель Synergy Orchestra. Synergy Orchestra — уникальный оркестр, у которого нет никаких жанровых ограничений в репертуаре: шедевры мировой классики, джазовые обработки, саундтреки и оригинальные обработки современной музыки. Невероятно интересная беседа о новой академической музыке!

В подкасте:

— С какими проблемами сталкиваются выпускники консерватории в России?
— Как появился Synergy Orchestra.
— Synergy Orchestra как уникальное явление и новое модное течение.
— На что живет оркестр?
— О планах на будущее и грядущих выступлениях.

Выпуски

Комментарии