Психоделический рок от «Матушки Гусыни»

0
21 сентября 2012
1126 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Т. Сова: Дорогие друзья, здравствуйте! Подкаст Sovart в эфире, напротив меня двое замечательных молодых людей. У нас снова подкаст о музыке. Почему о музыке, потому что, ну вот, вот так вот. Как — то мы кругами ходим, то несколько подкастов о поэзии, то несколько подкастов о музыке, и вот сегодня ребята, а точнее два человека: барабанщик и гитарист, которые играют в группе «Матушка гусыня», и играют они психоделический рок. Сейчас они расскажут собственно, как это все происходит, с чего началось, ну и так далее и тому подобное. Ну и вопросы некоторые, которые мне обычно задают по поводу музыкальных групп, я тоже, наверное, задам, посмотрим. И так: Константин Котов — барабаны, и Горяшин Тимофей — гитара. Ребята, привет!

К.Котов: Здравствуйте!

Т. Горяшин: Здравствуйте — здравствуйте!

Т. Сова: Здравствуйте — здравствуйте! Значит, начнем с того, что ребята собственно первые, любимые мои, так сказать люди, которые, оказывается, учились по направлению фактически, то есть они заканчивали институт в сфере культуры и искусства. Поясните, пожалуйста, ребята, что вы заканчивали?

Т. Горяшин: Мы с Константином закончили Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств, по направлению: менеджмент сферы культуры.

Т. Сова: Вот так, два менеджера — культуролога сидят напротив меня и при этом играют психоделический рок. Ну, расскажите, как получилось то? В группе два года, насколько я поняла, как вообще сложилось, что вы вот, вот так сложились? То есть вы познакомились в институте?

Т. Горяшин: Да!

Т. Сова: Угу! Так! И что? Вот гуляли, вы ходили, вы бродили?

Т. Горяшин: Да, у нас очень часто отменяли пары, мы с Константином общались о музыке в это время. Как-то желание поиграть возникло само.

Т. Сова: Угу, а почему?

Т. Горяшин: Вот...

Т. Сова: Именно о музыке...общались?...

Т. Горяшин: Ааа...

Т. Сова: Вы давно...

Т. Горяшин: Собственно мы довольно угловатые люди, мы больше не о чем не общаемся обычно.

Т. Сова: Однобокие.

Т. Горяшин: Но, сегодня да! Можем сделать исключение!...

Т. Сова: Очень односторонне развитые ребята, общались всегда только о музыке, периодически стучали по каким-то экспериментальным установкам, банкам. Ну! Ну, мало ли о чем можно общаться в институте культуры двум культурологам, грубо говоря, ну менеджерам по культуре...

Т. Горяшин: Да, да-да!...

Т. Сова: Конечно...

Т. Горяшин: Культуролог ― это...

Т. Сова: Это немножко другое, да?

Т. Горяшин: Я культурологию очень долго сдать не мог на втором курсе.

Т.Сова: Это, по — моему жутко скучный предмет, не знаю, у нас вот в техническом вузе это было очень и очень скучно, и были какие-то странные идиотские фразы каждый раз, над которыми весело все смеялись и никто их никогда не запоминал и ничего не сдавал. Ну ладно, это в техническом вузе, здесь вуз все- таки культурный, вуз искусства. И, ну, расскажите, как вообще вы начали играть? То есть до этого, я так понимаю, Костя играл уже на барабанах, а ты уже играл на гитаре?

Т. Горяшин: Да.

Т. Сова: Угу, и вы вот так взяли и решили, давай-ка мы чего-нибудь вот так вот возьмем и...

Т. Горяшин: Ну, просто, мы примерно оба находились в одной ситуации, что в принципе мы играли в группах, ну в которых выполняли только исполнительскую функцию, вот, а нам хотелось больше заниматься творчеством, собственно решили.

Т. Сова: А! То есть, вы до этого...

Т. Горяшин: То есть, поначалу, мы не думали даже проект собирать, мы просто начали играть и там поняли, что в принципе вместе можем вносить какой-то вклад и...в сочинительство музыки и...

Т. Сова: То есть вы до этого ...

Т. Горяшин: Как — то начали играть...

Т. Сова: Играли в других группах каких-то?

Т. Горяшин: Да, конечно!

Т. Сова: А что там было, какое направление музыкальное, у кого из вас?

К. Котов: Я играл в industrial коллективе...

Т. Сова: Вот! Заметили? Это голос Константина Котова: барабанщика, мне кажется, ему стоило, все — таки, вот еще и солистом немножко быть. Давайте, ты будешь первым солистом — барабанщиком, да? Бывают вообще солисты-барабанщики?

К. Котов: Ой! Их...

Т. Сова: В одном лице?

К. Котов: Очень много на самом деле...

Т. Сова: Да?

К. Котов: Да!

Т. Сова: То есть, он одновременно на барабанах играет и тут же поет?

К. Котов: Да-да-да! Особенно...

Т. Сова: Ну, так...

К. Котов: В рок коллективах, там очень это развито.

Т. Сова: Ну, я вам, честно говоря, советую рассмотреть этот вариант.

К. Котов: Нас, вообще, изначально, был концерт такой, что бы пели абсолютно все, ну основная загвоздка в том, что у нас нет вокалиста, это то, что мы все хотим петь, но так как мы очень сильно запариваемся над своими инструментальными партиями, мы, как-то еще, пока: дело не дошло до вокала.

Т. Сова: Угу! Ну вот, ну сейчас мы вернемся, все — таки, в каких группах вы играли, я все-таки тогда немножко дальше пойду по вот этому вопросу, да? Вы только что сказали, что все-таки петь хотите на русском, а на русском сочинить что-то очень сложно, в каком смысле?

Т. Горяшин: Ну,...довольно не распевный язык.

К. Котов: Да нет! Почему? Распевный!...

Т. Горяшин: Ну, то есть, именно какие-то массивные такие конструкции довольно легко придумываются, а вот что-то вот прям вот, такое вот рокерское — хитовое и вот распевное...

Т. Сова: То есть тебя мелодика именно что — ли, за... так сказать, запятую ставит такую? То есть ты спотыкаешься именно о мелодию? Я думала, что вы в плане слов каких-то, да?! Вот в этом сложность, чтобы как, был смысл, да, и при этом пелось хорошо, да?

Т. Горяшин: Угу!

Т. Сова: Чтобы сочеталось все-таки...

Т. Горяшин: На самом деле...

Т. Сова: Или нет?

Т. Горяшин: Самое забавное, что в основном группы, в которых хорошо исполняют на русском, у них как-то наоборот смысл теряется и на первую... на первый план выводится именно звучность языка, сочетание слов, вот...

Т. Сова: Вот об этом то и речь! Да, всегда? Да, очень часто об этом говорят, поэтому мне интересно, что, на чем именно вы спотыкаетесь, то есть хочется и то и то все-таки?

Т. Горяшин: Да, споты...я спотыкаюсь на том, что мне на гитаре хочется поиграть и я...меня что — то посижу — посижу и потом: «О, гитарка!».

Т. Сова: То есть, вы не пытались еще ничего сочинять, или пытались?

Т. Горяшин: Не, ну пытались, но так.

К. Котов: Ну, потом снова начинали играть на инструментах, и как-то это отходило на второй план: всегда.

Т. Сова: Ну, а вы.. как это вот...я не очень понимаю, вот вы пришли, вы там чего-то играете, у вас репетиция какая-то, да, и вы не можете себе прямо взять и отделить какую-то, я не знаю, два часа, на то чтобы посочинять чего-нибудь, а потом это взять и...

Т. Горяшин: Вообще все, что связано с рациональными какими-то вещами логическими, структурированием, у нас как-то очень плохо получается.

Т.Сова: То есть: пошло — муза есть, сочинил — сочинил, нет, значит: «О, гитарка! Бум, бум, бум» ― да?

Т. Горяшин: Ну, так, это и есть сочинил...

Т. Сова: Нет...

К. Котов: Просто у нас так происходит, что на репетиции, мы приходим, расставляемся, и как-то незаметно для себя...

Т. Горяшин: И говорим о музыке...

К. Котов: Начинаем играть, а потом, а потом выносим какие-то идеи из того, что мы сыграли, наимпровизировали.

Т. Сова: А у вас, вот, понятие вообще о психоделическом роке оно одно? Вы примерно, вам нравится каждый раз то, что каждый из вас приносит, или вам кажется: «Не, не! Ну, это вот немножко тут бы, там как-то попотяжелее или там полегче...

Т. Горяшин: Ну, у нас с Константином довольно хороши взаимопонимание, уже даже об этом, там, ходят байки всякого рода.

Т. Сова: Так!

Т. Горяшин: Вот, поэтому, ну как бы, да, там, я показываю, он примерно понимает, вносим что-то, свое что — то, то, что я показал стало еще лучше и наоборот, то есть с этим так особых проблем нет...

Т. Сова: Угу, то есть...

Т. Горяшин: А вообще, да! У нас есть...

Т. Сова: Совместное творчество какое-то...

Т. Горяшин: Константин любит потяжелее, а я люблю, что бы совсем атмосферно было.

Т. Сова: Угу!

Т. Горяшин: Ну, на этом контрасте может быть и получается что-то хорошее.

Т. Сова: Ну, на самом деле, я слушала, когда вашу музыку, я вот, на самом деле, думала, что, наверное, ненужно вам никакого солиста и слов может и не нужно, там все, все нормально.

Т. Сова: Что значит психоделический рок, все таки, вот прям скажите определение, что бы не оставалось никаких вопросов, ни у меня, ни у кого-то кто, вот, вот, не знают, что это такое, потому что у всех, ну, мне кажется, есть некий такой стереотип рок ― это вот: «Гуххх!» такое что-то, да? А у вас все-таки такого достаточно мало.

Т. Горяшин: Ну почему, нас не видят, конечно, но мы такие, типа волосатые, бородатые молодые люди.

Т. Сова: Ну, внешне да...

Т. Горяшин: Вполне попадающие под определение рока.

Т. Сова: Внешне — то все okay конечно, но это не самое главное, по-моему, честно говоря, в творчестве музыкальном.

Т. Горяшин: Ну вообще да, не самое главное...

Т. Сова: Ну, так, что такое все-таки психодел..., что такое психоделический рок как жанр?

Т. Горяшин: Ну, прям, рассказать, вот сейчас?...

Т. Сова: А, прям, расскажи, а вот прям, возьми и расскажи потому что...

Т. Горяшин: Собственно ― это примерно, направление сформировавшиеся в шестидесятые — семидесятые годы, когда музыканты стали отходить от стандартных форм написания песен, использовать много всяких эффектов.

Т. Сова: А стандартные формы это куплет и припев?

Т. Горяшин: Да...

Т. Сова: Это имеется в виду...

Т. Горяшин: Куплет, припев, куплет, припев, соло и кода.

Т. Сова: Угу! Так! То есть вот в этом жанре этого нет, а почему он психоделический?

Т. Горяшин: Ну, вообще, слово психоделика, насколько я понимаю, ну, насколько помню определение ― это, как бы, ясный взгляд, ясное видение...

Т. Сова: Угу...

Т. Горяшин: Вот, как бы, мы считаем, что мы довольно ясно все делаем...

Т. Сова: То есть, вы играете...

Т. Горяшин: Ну, в принципе, ну, я вот, на самом деле...

Т. Сова: Вы играете рок ясным взглядом?...

Т. Горяшин: Да...

Т. Сова: Если прям впрямую так...

Т. Горяшин: Да, вообще, я вот не фанат терминов каких-то и вот так мы один только используем: психоделика, как бы, и, то так довольно нехотя, потому что, как-то, ну... зачем? Просто собираемся, играем музыку...

Т. Сова: Угу, ну просто...

Т. Горяшин: Ну, в принципе...

Т. Сова: Потому что...

Т. Горяшин: Попадает под это определение...

Т. Сова: Потому что, нужно как-то, да, определять когда спрашивают?

Т. Горяшин: Угу...

Т. Сова: Куда-то все-таки там, да?...

Т. Горяшин: Ну да.

Т. Сова: Обычно все равно, да? Если вы приходите куда-то, проситесь поиграть куда-то, выступить, да, все равно спрашивают: «А какой жанр?», да, и тут: «Хоп!» надо говорить, да? Или не спрашивают у вас жанр?

Т. Горяшин: Нет, сейчас же контакт есть, просто аудиозапись прикрепляешь и все...

Т. Сова: Вот черт! Я забыла!...

Т. Горяшин: В сообщение...

Т. Сова: У нас все также произошло. Все! Таак! Вернемся к самому началу: к азам. С чего вы начинали, кто в какой группе играл, что именно играли? Ну, направление я имею в виду тоже?

Т. Горяшин: Почему мы Константина давно не слушали?

Т. Сова: Да! Все хочу как-то передать ему слово...

Т. Горяшин: да-да-да!

К. Котов: Как я уже говорил, я играл в industrial рок коллективе, там была совершенно другая направленность жанровая, такая в которой играют группы; Ministry, Nuch Neils , а здесь мы вообще без стилевых рамок играем музыку.

Т. Сова: А как там процесс происходил, вообще, как, как это все там было? То есть

кто — то приходил, говорил: «Мы сегодня играем вот это!» ― раздает ноты...

К. Котов: Да, конечно это распространено, мне кажется, в группах, где есть лидер — вокалист...

Т. Сова: То есть он все ...

К. Котов: Просто...

Т. Сова: Сочинял, музыку...

К. Котов: Да, да-да!...

Т. Сова: Он был композитором, да?...

К. Котов: Да...

Т.Сова: И соответственно, носил вам, и вы просто играли?

К. Котов: Да!

Т. Сова: так! И все? То есть, вот и все собственно?...

К. Котов: Вы, у Тимофея тоже похожая ситуация была, мы на этом и сошлись, можно так сказать, ну и конечно на общности идей каких-то...

Т. Сова: Угу,...а как вот, вы знаете, вот просто я, поскольку человек очень далекий от этого, мне интересно как это происходит, вот в hardkor панке и металле, как там вообще человек придумывает это все? Как это все приходит на ум? Я, имею в виду, это записывается: вот ноты, нотами, да? Вот эти все вещи? Он приносит вам ноты?

Т. Горяшин: Вообще, ноты не используют как-то...в рок музыке и ...

Т. Сова: Не используют, а как это...

Т. Горяшин: Кроме Фрэнка Завтра, но он уже умер, и Сергея Курехина ―он тоже ...

Т. Сова: Ну, так и расскажи, как это происходит? Вот как, он приходит, если есть лидер который...

Т. Горяшин: Вот-вот Константин недавно рассказывал отличный момент из истории группы «Мостадон», может вам рассказать.

К. Котов: Какой именно?

Т.Сова: Какой?

Т. Горяшин: О том, как барабанщик придумывает гитарные партии.

К. Котов: А! Да! Группа «Мостадон»: барабанщик, который кстати поет, тоже, вот он довольно часто приносит гитарные наброски и пытается их сыграть, но никак не может, наигрывает: «А! Нет! Это,..это,...этот риф только лучше и передает его гитаристу и он уже, ну, играет его хорошо, как должен он звучать и так у них получается, что каждый музыкант вносит в песню, даже не на своем инструменте, какие-то идеи, и они все вместе их развивают.

Т. Горяшин: Да, но мы немного отошли от темы, в общем, в основном как все происходит: кто-то придумывает что-то дома, показывает, остальные играют и все.

Т.Сова: Нет, ну hardcor там и металл это же правильно я понимаю: «Угаааа!» ― вот это вот, нет, это не оно?

Т. Горяшин: Местами...

Т. Сова: Ну, то есть, а как это происходит:? Я просто, вот, даже если мы отойдем немножко от темы...

Т. Горяшин: Кстати...

Т. Сова: Я думаю, что всем это будет интересно послушать...

Т. Горяшин: Такие коллективы...

Т. Сова: Как происходит...

Т. Горяшин: Они часто, очень даже, имеют уже готовые написанные инструментальные треки, сверху на них вокал, например, накладывают уже, на готовую музыку...

Т. Сова: Угу!

Т. Горяшин: Нам это немного странно...

Т. Сова: Ну, то есть это происходит абсолютно, вот: экспромтом, да, как-то?

Т. Горяшин: Нет!

Т. Сова: Нет?

Т. Горяшин: Нет! Не экспромтом! Ну, то есть, уже более — менее готовый наброски, все вместе разбирают, готовят там один человек, другому, потом накладывают вокал и собственно всё.

Т.Сова: Угу! Угу! Ну, то есть...

Т. Горяшин: То есть все очень логически, рационально, мы вот ...

Т. Сова: Принцип...

Т. Горяшин: Так не умеем почему-то...

Т. Сова: Без не... угу! Понятно! То есть у вас одних не раци... у вас встретились два нерациональных человека и решили: «Давай мы сделаем, что — то свое

нерациональное?!» ― и пошли делать. И как вообще произошло, когда вы впервые пошли и вот и начали делать, расскажите? Как первая встреча ваша была? Вы разочаровались вообще или наоборот вы кайф получили невероятный или ничего не произошло, как это было? Вот вы впервые, просто, после разговоров решили пойти что-то поэкспериментировать?

Т. Горяшин: Ну да! Мы поэкспериментировали, нам понравилось...

Т. Сова: Понравилось?

Т. Горяшин: Дааа!

Т. Сова: Сразу с первого раза? То есть, все поняли что okay...

Т. Горяшин: Да, а потом я уехал в тур на три недели, со своей старой группой, там что — то уже, по-моему, в туре, вот, решил, что надо с ней завязывать и вот браться за эту историю. Как — то уже с осени где-то, то есть, ну мы собрались где-то в июле, потом я уехал в тур, с осени, вот, мы решили играть.

Т. Сова: Вдвоем?

Т. Горяшин: Да, мы играли очень долго вдвоем.

Т. Сова: Угу! А теперь вас?....

Т. Горяшин: Трое.

Т.Сова: Трое! А кто третий?

Т. Горяшин: Басист.

Т. Сова: Басист?! Так, как басист примкнул, он тоже оттуда, из того же учебного заведения?

Т. Горяшин: У нас очень длинная история с басистами, то есть у нас...

Т. Сова: Он уже не первый?

Т. Горяшин: Да, да-да! У нас был один басист, потом он, как, как сказать...ну как-то не выражаясь нецензурными выражениями...

Т. Сова: Ушел?!

Т. Горяшин: Ушел! да! Хотя это очень мягко для его поступка...

Т. Сова: Можешь сказать слился, мне кажется это цензурное выражение...

Т. Горяшин: Да, да-да! Слился!

Т. Сова: Так!

Т. Горяшин: Ну, вот...потом, значит, Костин друг нам помогал сессионно, вот...и потом, собственно его ученик Николай стал с нами играть...

Т. Сова: Угу! И теперь он с вами и продолжает?!... «Коля, привет! Жалко ты не с нами!».

Т. Горяшин: Да, печалька!

Т. Сова: Так! Хорошо! Теперь, ну вот, в принципе, в общем и целом понятно. Ну, вот, интересно вы говорите там уезжали туда, сюда со старыми группами, а как вы, что-то зарабатывали когда вы играли в старых группах? Или вы за идею?...

Т. Горяшин: в моей старой группе, там, как бы, ну, мы регулярно ездили в Европах, то есть, ну, это так все в ноль уходило, примерно, нууу...были хорошие впечатления...

Т. Сова: А, то есть в ноль уходило? То есть вам там платили, но вы сами....

Т. Горяшин: дорогу, да....

Т. Сова: дорогу оплачивали?

Т. Горяшин: да, ну бензин, да...

Т. Сова: угу! И куда ездили?

Т. Горяшин: ну, вот я ездил в два тура: один по Италии — полностью только Италия, а второй ― в основном по Европе, по такому классическому маршруту, там: Литва, Латвия, Польша, Чехия, Германия, Франция, Бельгия и обратно...

Т. Сова: И как? Как реагируют на русские группы там?

Т. Горяшин: Аа.. ну, я ездил, как бы, такая панк — рок тусовку, как они реагируют, то есть, ты приехал пораньше там потусовался с ними, они реагируют, приехал тебя никто не знает, ― не реагируют...

Т. Сова: Ууу....угу! То есть...

Т. Горяшин: ну, в принципе, это в любой тусовке такое есть, то есть, как бы, вот это сказать...

Т. Сова: Ну, а есть...

Т. Горяшин: как это сказал, вот в начале, что, в принципе, там неважно как, типа как мы выглядим, кто мы, это, на самом деле, важно...

Т. Сова: То есть, если бы вы были такими мальчиками в белых рубашках, то вас бы вообще не воспринимали: какую музыку вы не играли. Вот интересно было бы , мне кажется, сломать этот стереотип, то есть выглядеть совсем иначе, вдруг, то есть ты выходишь, выглядишь как Beatles, а начинаешь играть нечто такое что от...

Т. Горяшин: Кстати...

Т. Сова: Тебя не ожидают...

Т. Горяшин: Beatles... у них были очень хорошие психоделические эксперименты...

Т. Сова: Нуууу?...

Т. Горяшин: На двух альбомах и дальше.

Т. Сова: А, что мешает выглядеть как-то иначе и ломать эти барьеры? Интересно?!

Т. Горяшин: Ну, мы...

Т. Сова: Стереотипы скорей ...

Т. Горяшин: Мы ломаем барьеры, мы как выглядим, так и на сцене выглядим...

Т. Сова: Угу...

Т. Горяшин: Мы вот...я сейчас, немного о другом говорил, что в принципе...

Т. Сова: Да, да!...

Т. Горяшин: Вот, как бы, больше значение для людей, которые ходят на концерты имеет именно не музыка, а именно то, что они знают что: «О! Это хорошая группа, на нее стоит сходить» ― вот! Поэтому...

Т. Сова: Нет!..

Т. Горяшин: Очень...

Т. Сова: А, есть какой-то, вообще, именно отношение к русским группам в...

Т. Горяшин: К русским группам? Да, нет!...

Т. Сова: Нет такого: «Оооо! Русские, оооо!» ― там : «Круто!» или: «Оооо! Плохо!» или...

Т. Горяшин: Не, ну да говорят ...

Т. Сова: «Ооо! Странно!»...

Т. Горяшин: Круто, что мол, как бы, ну, какой-то такой: прям какого-то совсем отношения особого нет.

Т. Сова: Угу!

Т. Горяшин: То есть, как бы, в две тысячи двенадцатом году живем и не для кого пока не секрет, что есть Россия, что там живут люди, как бы и...

Т. Сова: Что медведи не ходят, да?

Т. Горяшин: Ну, вот это не знаю, не спрашивал.

Т. Сова: Нет, ну то есть...

Т. Горяшин: То есть да, на самом деле забавно, сейчас подумал, вот общаешься с человеком, а он думает, что ты там с медведями живешь...

Т. Сова: Да...

Т. Горяшин: Нам надо было брать это в расчет всегда...

Т. Сова: Впредь обязательно уточняй: «Вы знаете, что у нас медведи — то не ходят в Петербурге!». Понятно, ну, то есть, какого-то финансового удовлетворения ничего не приносило, это да, как-то ну, то есть, в ноль и в ноль, да? То есть как развлечение?

Т. Горяшин: Ну да, иногда, ну постоянного, да, конечно, никак вообще не приносит, и сейчас вообще не приносит...

Т. Сова: Кость, а у тебя?

К. Котов: Ну, вот в группе, в которой играл industrial рок, там вообще ничего не приносило ― финансово...

Т. Сова: И вы никуда не ездили, да? Ни на концерты, ничего?

К. Котов: Нет, ну мы выступали, но только в основном в Петербурге, причем выступали совсем немного, а до этого, когда играл в glum металл группе, там группа, ну фиксированная просто, какую-то получала не заработную плату, но получала деньги определенные, по договору с организаторами.

Т. Сова: Угу!

К. Котов: Все обратно в группу вкладывалось, то есть, что прям, что на это можно жить ― такого не было...

Т. Сова: А в группу вкладывалось, в каком смысле, покупалось оборудование...

Т. Горяшин: В принципе это довольно сложно, то есть как- бы, к примеру, там, если брать концерты раз в месяц ― получать десять тысяч рублей, то это опять же тот же самый ноль будет, про который я говорил потому что там аренда специального помещения там, всякие мелочи типа струн там палочек медиатов, это на группу десять тысяч и выйдет в месяц...

Т. Сова: Угу, ну, про, ну, вот, про помещение репетиционное расскажите мне, где вы репетируете? Где нибудь на Болтах? На Нарской?

Т. Горяшин: На Нарской...У нас отличная организационная точка. Там наш друг ―

Леша Свиридов собственно ее организовал, вот мы туда притащили немного своего аппарата, там отличная атмосфера, просто репетируем.

Т. Сова: Ага, вы одни там в радиусе или много?

Т. Горяшин: Там несколько групп...

Т. Сова: Ни для кого не секрет, что там...

Т. Горяшин: Да, две, три группы...

Т. Сова: У многих....угу...и вы как-то обмениваетесь опытом, мне вот это интересно? Вы вот, это вообще замкнутая система? Вот группа скажем музыкальная такого плана или это система сообщающихся сосудов, то есть вы, как-то обмениваетесь опытом с другими группами, разговариваете с ними, говорите: «О, я такую вот фишку нашел, вот я знаю вот как так как — сяк, а ты как?», и вот он тебе что-то рассказывает, есть такое?

Т. Горяшин: Мы в понедельник как раз, в таком помещение как Summer Bar будем композиционно играть с участниками других групп...

Т. Сова: Ну...

Т. Горяшин: Ну, примерно похожей направленности.

Т. Сова: В понедельник, да?...

Т. Горяшин: Да, да — да!...

Т. Сова: Ну — ка! Еще раз скажи, как, куда приходить?

Т. Горяшин: Summer Bar ― это аналог Грибоедова, по — моему сорок девять...

Т. Сова: Ну, там, у Наташи Романовой был День Рождения недавно, если кто-то ходил, тоже по прошлым нашим выпускам так...

Т. Горяшин: Вот и...

Т. Сова: Во сколько?

Т. Горяшин: Ну, с восьми до одиннадцати...

Т. Сова: Вход?

Т. Горяшин: Free!

Т. Сова: Free! Ура! Free вход, ребята! Так, хорошо! А кто еще будет, какие группы?

Т. Горяшин: Значит там участники групп: «Надуло» ― есть такая группа...

Т. Сова: Как — как?

Т. Горяшин: «На — ду — ло!»...

Т. Сова: «Надуло».

Т. Горяшин: Я не знаю, что это значит абсолютно...

Т. Сова: Сейчас мы не будем. Сейчас вернемся к названию...

Т. Горяшин: «Север» , «J.Sovie», так же там наш старый басист, который нас кинул будет, все таки мы с ним наладили отношения...

Т. Сова: Один?...

Т. Горяшин: Немного да! Нет! Со своим барабанщиком...

Т. Сова: Нет, один?

Т. Горяшин: Нет, со своим барабанщиком тоже будет...

Т. Сова: Ага! Ну, то есть понятно. Ну, здесь бы, как это произошло, это вас собрали Summer bar или это вы как -то сами скучковались...

Т. Горяшин: Ну да...

Т. Сова: Скучковались?

Т. Горяшин: Они нам пишут, давайте что-нибудь сделаем, там довольно маленькое помещение, чтобы вот чисто, вот концерт играть, поэтому приходиться искать креативные решения.

Т. Сова: Угу.

Т. Горяшин: Как-то все лучше промутить, чтобы все были довольны...

Т. Сова: Ну, то есть, опять же, я говорю, это вы всех вот этих вот ребят собрали или Summer bar всех вас...

Т. Горяшин: Summer Bar с нами контактировал, да! Мы решили, вот так сделать: собрали всех ребят.

Т. Сова: Ага, ну вот и по средствам таких вещей вы как — то и обмениваетесь, да, опытом? В принципе, так вот нет никаких вот встреч, тусовок, каких-то вне концертных площадок, или есть? Ну, как вообще вы общаетесь близко как-то с другими группами...

Т. Горяшин: Не, ну естественно у нас куча друзей музыкантов, потому что мы однобокие люди....это же я сказанул в самом начале...

Т. Сова: Так!....

Т. Горяшин: Скажем, мы тоже только общаемся о музыке, играем, поэтому да, конечно обмениваемся, но как-то не замечаем даже этого...

Т. Сова: Ага...

Т. Горяшин: Вот...

Т. Сова: Ну, потому что...

Т. Горяшин: Вот наш старый басист, кстати, вот он очень любитель, так как бы, обменятся опытом односторонне...потому, что он очень хитрый человек...

Т. Сова: Так! Я поняла! Все давайте уже не будем вашего старого басиста, сейчас осталось назвать его имя, фамилию, там группу вконтакте прикрепить там с надписью какой — нибудь в конце выпуска и все. Нет, просто я к чему говорю, к тому что, все — таки, вот там скажем какая-то художественная тусовка — это постоянные тусовки на выставках, это постоянно какие-то разговоры, какие-то перетирания чего-то там, постоянно: «О! Там, то се, третье, десятое!» ― а вот как у музыкантов это происходит я не наблюдала просто, я не вхожа в эту вот тему, поэтому, я не особенно вот наблюдала, затем, как это происходит, скажем, перед концертом, после концерта, там какая-то, выпивон какой-то, я не знаю, когда вы общаетесь или, я даже не знаю ну как это происходит...

Т. Горяшин: Не, ну музыканты вообще не очень любят такие тусовки, какие-то такие художественные...

Т. Сова: То есть массового, вот я говорю, вы не любите, как — то так кучковаться, то есть, все равно это достаточно локально происходит, да? Где-то вот так собрались своими там и все? Нет такой «музыкальной тусовки»...

Т. Горяшин: Я сейчас вспомнил, проскочили какие-то воспоминания из восьмидесятых, когда там люди на горбушке там тусовались у костра рока. Нет же такого!

Т. Сова: Ну да!...

Т. Горяшин: Да, нет! ну...

Т. Сова: Сейчас нет такого, сейчас и в принципе и для художников та такого места нет, сейчас нет ...

Т. Горяшин: Нууу...

Т. Сова: Не сайгота там нет, не...

Т. Горяшин: Гэз, гэз, гэз....

Т. Сова: Ну, гэз: для художников?

Т. Горяшин: ну нет! Для всех таких.

Т. Сова: Ну, тоже для определенной мне кажется достаточно публики просто, не все туда идут. Поэтому гэз хорошее очень место, но при этом, такое достаточно тоже, опять же, однобокое, если можно так выразиться, поэтому вот общности какой-то, да вот нет наверное? Да? И среди музыкантов, значит, тоже ее нет, то есть чтобы как-то где-то, где-то, что — то, как-то: встречались там. Чтобы можно было такое место: так скажем, где бы могла молодая группа могла придти и сказать: «Вот мы есть! Да? Вот и со всеми познакомиться. Такого нет. Вот как вообще вы выскребались? Вот вы вдруг начали играть вдвоем, как происходило вообще ваше какое-то знакомство с барами какими-то и т. д, или вы были уже знакомы посредствам других групп, да?

Т. Горяшин: По средствам барной стойки...

Т. Сова: Ладно! Неправильно выразилась, как всегда...Ну, то есть, вы были, вас уже знали по другим группам, правильно? Вам было легче в этом смысле, или как...

Т. Горяшин: Иногда легче, иногда нет, потому что люди, зная наши старые группы и слушая нашу новую, считали, что мы немного как-то, как я вот выразился недавно ушли куда-то далеко и что-то не возвращаемся.

Т. Сова: Угу...

Т. Горяшин: Как-то странно к нам отнеслись.

Т. Сова: Угу! То есть, не понравилось, или просто для вас это было нетипично...

Т. Горяшин: Просто они не поняли...

Т. Сова: Угу!... «Просто, они не поняли!» ― сказал Тимофей с таким угрожающим видом: "Они не поняли!".Так! Хорошо! К гитаристу сейчас вернемся к нашему, к басисту. Ну, так и все — таки как это происходило? Как вы тут говорили: «Ребят....

Т. Горяшин: У нас...

Т. Сова: Мы есть, мы хотим выступать, мы хотим, чтоб нас видели...

Т. Горяшин: На самом деле мы...

Т. Сова: Заплатите нам денюжку за выступление: как это происходит?

Т. Горяшин: Мы хотели выступать, вот, ну как-то, даже вернее мы не очень активно хотели выступать, сколько нас позвали, вот звукорежиссер на студию которую мы записывали, вот нашу первую такую вполне серьезную композицию. Он нам сказал: «Давайте придумайте название!» ― типа и все: «Давайте выступим с нами в декабре?!»...

Т. Сова: Бесплатно?

Т. Горяшин: Нет, тогда были три группы из Питера, мы поделили на всех...

Т. Сова: Угу...Так, а как он вас нашел?

Т. Горяшин: Ну, вот мы на студии писались у него...

Т. Сова: Ну...

Т. Горяшин: У него тоже есть группа...

Т. Сова: Писались платно все- таки? Вот мне вот эти все мелочи интересны очень...

Т. Горяшин: Нет, ну рассказать немного эти мелочи: ну есть студия у них там сейчас фиксированная...

Т. Сова: Ну, понятно...

Т. Горяшин: Оплата...

Т. Сова: То есть, он пришел, вы пришли, он вас услышал и сказал: «Вот есть, ребят, такая история давайте присоединяйтесь!»?

Т. Горяшин: Да, примерно так. Вот у нас старый знакомый, мы там тоже со старыми группами записывались....вот, отличный чувак.

Т. Сова: Угу! И с этого как-то началось, более ли менее движение или это: «Оп!» один и дальше опять простой?

Т. Горяшин: Да! Потом была зима, было минус двадцать пять — небольшой простой. Мы следующий концерт сыграли через два месяца, а потом прямо начали играть постоянно.

Т. Сова: Угу! По приглашению? Насколько, просто я хочу узнать насколько вам приходилось стучаться во всякие двери и говорить и просить или все — таки это пошло как-то вот...

Т. Горяшин: Мы стучались во всякие двери, которые, как бы, вот немного выше нашего уровня.

Т. Сова: Ага!

Т. Горяшин: Это вообще бесполезно, как-то, вот, опять же, потому что, о чем я говорил, что если тебя никто не знает, то им абсолютно пофиг, что ты играешь, вообще даже слушать никто не будет, мне кажется.

Т. Сова: Угу!

Т. Горяшин: Да!

Т. Сова: То есть, все-таки личные знакомства играют огромную роль, да? То есть...

Т. Горяшин: Да! Я вот недавно, я не помню с кем, читал интервью в «Афише», с каким-то музыкантом, он сказал: " В 2012 году даже самая-самая-самая андеграундная музыка живет по законам шоу — бизнеса!" — мне кажется он прав.

Т. Сова: Угу! Понятно! Ну, то есть, а как тогда происходит, да? Как вообще вы думаете дальше продвигаться: знакомиться со всеми, там кому-то писать чего-то, предлагать...

Т. Горяшин: Да, с идейными лицами подходить: «Привет! Мы «Матушка Гусыня»!

Т. Сова: Ну, а как, как тогда существовать, если ты понимаешь, прекрасно осознаешь, что есть такие законы против них не пропереть никуда, а развиваться хочется...

Т. Горяшин: Ну, мы играем, о нас узнает все больше людей...

Т. Сова: Угу! То есть, просто больше концертов и как-то дальше уже...

Т. Горяшин: Мы как проклятые клеим афиши, чтобы со всех уголков просто было: «Матушка гусыня»!

Т. Сова: Вы сами клеите афиши?

Т. Горяшин: Да!

Т. Сова: Вот! Вот! Все сами! Все сами! Это мне знакомо. Так! И что? И добавляются к вам какие-то фанаты, что у вас вообще...

Т. Горяшин: Да-да! Вконтакте добавляются.

Т. Сова: И что говорят «Вау! Нам очень нравится, что вы играете!»? Как вообще? Насколько массово уже ваши какие-то вот такие вот? Группа ваших фанатов, там я не знаю поклонников говорят, что...

Т. Горяшин: там почти пятьсот уже вконтакте...

Т. Сова: И что говорят: «Спасибо, что вы есть!»? Ну, просто, какие...

Т. Горяшин: Ну да, да-да!...

Т. Сова: Эмоции вызываете...

Т. Горяшин: Говорят: «Спасибо, что есть!» предложение какие-то выдвигают...

Т. Сова: Ага...

Т. Горяшин: Ну да, эмоции вызываем.

Т. Сова: Угу!

Т Горяшин: И это главное.

Т. Сова: А вообще, вот это движение фанатов и поклонников, оно как-то помогает вот с концертами? Там...бывают ли какие-то, я не знаю, такие вот, может быть, поклонники, которые просят, может быть, какие-то клубы за вас, вот, договариваются? Бывали такие прецеденты? Было бы, же здорово? Человеку нравится, что вы играете вот он хочет, чтобы вы в таком-то клубе выступили, берет договаривается в своем городе...

Т. Горяшин: Ну, собственно, выполнил функцию менеджера...

Т. Сова: Да!

Т. Горяшин: Нашего менеджера?

Т. Сова: Ну, да! Ну, просто вот, в своем скажем городе...

Т. Горяшин: Мы не играли еще.

Т. Сова: Екатеринбург...

Т. Горяшин: Выездных концертов.

Т. Сова: Вообще не играли?

Т. Горяшин: Вообще не играли! Ну, у нас все упирается опять же, у нас есть какие-то там приглашения, но нам нужен минивэн, а его нет.

Т. Сова: А! То есть , опять же, приглашения, за ваш счет дорога, да? Всегда?

Т. Горяшин: Нет- нет! С оплатой дороги, конечно...

Т. Сова: С оплатой дороги?

Т. Горяшин: Да-да-да!

Т.Сова: Ну, так, а чего стоит нанять минивэн?

Т. Горяшин: Это логические банальные действия.

Т. Сова: А! Понятно!

Т. Горяшин: Вообще, если что мы ищем карлика конферансье с функцией концертного менеджера, еще...

Т. Сова: Почему карлика, интересно? Вот очень многие говорят: «Мы ищем карлика — конферансье» такая...

Т. Горяшин: Да...

Т. Сова: Устойчивая фраза...

Т Горяшин: Черт возьми!

Т. Сова: Устойчивое выражение какое-то я смотрю...

Т. Горяшин: Ну, хочется, чтоб он такой был в бархатном пиджачке и объявлял нас...

Т. Сова: Вам нужен менеджер? Вам нужен человек, который будет искать...

Т. Горяшин: Да мы два менеджера, но...

Т. Сова: Развлекать и так далее...

Т. Горяшин: Не знаю, я вот в последнее время замечаю, что это все-таки очень мешает заниматься музыкой.

Т. Сова: Угу! Вот все говорят...

Т. Горяшин: Да...

Т. Сова: Говорят и художники, что если я буду продавать свои картины, там и договариваться, то я перестану писать, говорят музыканты, что я перестану заниматься творчеством, если мне нужно будет заниматься кучей других вещей, поэтому видимо все-таки приходим к выводу, что сам по себе творческий человек себя продвигать может очень вяло.

Т. Горяшин: Ну, есть примеры, что ...

Т. Сова: Ну, есть примеры, да, но это видимо...

Т. Горяшин: Ну...

Т. Сова: Достаточно редко...

Т. Горяшин: Просто, есть же такая история, что человек, которого наняли, он не будет с таким же рвением продвигать тебя, как ты будешь сам себя продвигать...

Т. Сова: Угу, ну да, то есть, нужен человек, который прям действительно болеет и увлечен тем же самым...

Т. Горяшин: Да, конечно!

Т. Сова: Конечно! Ну, то есть мы объявляем конкурс — кастинг на менеджера группы «Матушка гусыня»?

Т. Горяшин: Только людям надо знать, что мы два дипломированных специалиста...

Т. Сова: И, и...

Т. Горяшин: И мы хорошо проведем кастинг...

Т. Сова: И еще нужно знать, что вы еще однобокие и говорите только о музыке, поэтому, ребят, если кто-то там, по ту сторону, так сказать, микрофона или экрана компьютера нас слышит сейчас, в общем, если вы хорошо умеете говорить о музыке: хорошо, много, интересно, увлекательно, и вообще, если вы хотите, послушайте, пожалуйста, группу «Матушка гусыня», послушайте записи, которые мы прикрепим к подкасту и если есть желание, рвение, если есть в себе силы какие-то, вы чувствуете то, пожалуйста, пишите, звоните! Тимофей и Константин!

(звучит музыка)

Т. Сова: Хорошо, ребята, давайте — ка мы теперь ответим на вопрос, что такое искусство?

Т. Горяшин: Оооо!

Т.Сова: Оооо! Оооо! Все так реагируют: «Оооо!»

Т. Горяшин: Искусство — это... Пошли уже такие стремные разговоры...

Т. Сова: Это последний вопрос вообще в выпуске...

Т. Горяшин: Да, ладно...

Т. Сова: Поэтому, ответь, пожалуйста, как-то...

Т. Горяшин: Не, не, не! Давай дальше общаться ― просто смотри, разговоры об искусстве ― это такая очень...

Т. Сова: Слушай, ну все! Все отвечают на этот вопрос, во всех подкастах я задаю этот вопрос...

Т. Горяшин: Да, не-не-не! я сейчас буду отвечать, собственно искусство любое это, мне кажется, ритуал, то есть в людях есть потребность в ритуалах, они их просто на генном уровне исполняют.

Т. Сова: А для чего ритуал? Вот меня вот это вот, вот это вот одно слово, оно меня всегда смущает, потому, что создает кучу вопросов, ведь, что, вот фактически, вопрос, что такое искусство — это вопрос: «Что это?» и вопрос: «Для чего?» сразу же в этом скрыт. Что это вообще, зачем людям искусство? Что оно сейчас из себя представляет и какие функции несет?...

Т. Горяшин: Почему сейчас? Мне кажется, что оно сейчас представляет тоже, что и всегда.

Т. Сова: Нуу!

Т. Горяшин: Абсолютно.

Т. Сова: Можешь, в общем сказать.

Т. Горяшин: То есть, там, нуу...

Т. Сова: Угу...

Т. Горяшин: Там, тысячи человек на рылах, это тоже, самое, что тысяча человек на аутстоке в шестьдесят девятом году и тоже, самое, что тысяча человек, там пляшущие у костра очень-очень давно.

Т. Сова: Ну, тут вопрос, как в отношении ко всяким вот этим незыблемым таким правилам, что ли ― искусство. Вот опять же, я как часто спрашиваю, должно ли быть искусство красивым, скажем?! Вот раньше считалось что да, что это неотъемлемая часть все-таки произведения искусства, да? Красота, какая бы она...пусть даже изображается нечто неприятное, там скажем, и отталкивающее, но оно все равно при этом изображается красиво, ну, никуда не попрешь, и, а сейчас это скажем немножко все-таки ушло куда-то в подполье вот это правило, немножко иначе все обстоит с этим делом, поэтому вопросов, то много возникает, поэтому определение свое немножко расширь.

Т. Горяшин: Ну вот...

Т. Сова: Что такое ритуал?

Т. Горяшин: Наше творчество, я не знаю, лично для нас оно красиво: мы любим, чтобы все было так тонко, хорошие конструкции такие массивные...

Т. Сова: Угу...

Т. Горяшин: И, тем не менее, хорошо выработанные детали.

Т. Сова: Но, а для чего вы его делаете? Для своего удовлетворения, да? Собственного?

Т. Горяшин: Нет, конечно, мы для зрителей делаем.

Т. Сова: Ну, чтобы увидеть какой-то отклик? Да? Чтобы почувствовать, что это нравится, что это вызывает какие-то эмоции или для чего? Ну, для зрителей, то есть как?

Т. Горяшин: Ну, для меня лично: вот момент когда стоишь на сцене и прям чувствуешь...

Т. Сова: Угу...

Т. Горяшин: Контакт с залом очень важен...

Т. Сова: Угу...

Т. Горяшин: То есть, я чувствую, что я испытываю, какие-то там трансовые религиозные ритуальные состояния и если люди их тоже испытывают, значит, все хорошо получилось...

Т. Сова: То есть без этого...

Т. Горяшин: Все правильно сделал...

Т. Сова: Невозможно, да вот, в принципе? То есть, нужно, чтобы если ты вот что-то делаешь, нужно это все — таки время от времени, вот, выносить как-то на публику и получать этот энергетический импульс в обратную сторону.

Т. Горяшин: Да, я, вот, вчера играли концерт, очень хорошо это понял.

Т. Сова: Угу...

Т. Горяшин: Да, нужен, конечно.

Т. Сова: Так, Костя, ну я все-таки спрошу и у тебя, потому что у Тимофея уже пересохло горло...

Т. Горяшин: У Тимофея просто голос не такой красивый...

Т. Сова: Да, а, Костя бережет, понимаешь, он периодически вклинивается своим таким вот шикарным, бархатным таким голосом. Ну, расскажи, что такое искусство, по-твоему?

К. Котов: Ну, для меня искусство — это возможность выразить себя человеку, скорей всего, именно так, я не знаю, что значит искусство в общепринятом понимании, но для меня это именно возможность выразить себя...

Т. Сова: Угу! Это важно! Опять же, какой-то вот энергетический импульс получить, от зрителя, от слушателя, или важно?

К. Котов: Да, конечно!

Т. Сова: То есть это обязательно, ни в одни ворота процесс, обязательно обоюдно такой...

К. Котов: Конечно! Ну, музыкант вообще, на сцене, он в свои ворота, мне кажется, ничего не делает, а именно он передает залу, ну, и энергетику и какие-то свои впечатления, и делиться с ними и зал ему отвечает, либо не отвечает: значит это не тот зал в котором, с которым нужно иметь дело...

Т. Сова: Ребята, почему тогда, почему тогда, вот, как вам, кажется, так важно, действительно, чтобы знали кто там вы такие, да? Или откуда вы? Если важен вот этот импульс от вас, то, что вы передаете со сцены, почему, как вам кажется, важно вот, что вы перед концертом пообщались, да? Вот, как ты говоришь, в Европе вы делали, почему вот не хватает просто вот этого: «Буф!» волны от вас какой-то энергии, чтобы людей это завело, почему?

Т. Горяшин: Ну, я вот, соглашусь с тем, что да волна энергия, если она прям очень мощная, она сделает вообще, что угодно. Я вот был пару раз, присутствовал на концертах, к примеру, американская группа выступала в клубе «Мод» в пятницу, там просто все пришли пьянствовать. Ну, все сидят — сидят и тут просто нереальная волна всех сносит, что даже те кто вообще, ну, к року никакого отношения не имеют, там вообще просто сидели и не понимали: «Что происходит?». Это, конечно, такие моменты всегда прекрасны.

Т. Сова: Угу! Ну, хочется так тоже делать, правильно? Пока...

Т. Горяшин: Да, конечно хочется! Ну, вот, мы так и делаем стараемся.

Т. Сова: Так! Понятно!...

Т. Горяшин: Мы очень любим, выступать, то есть, вообще для разной публики абсолютно, которая там слабо понимает вообще, что это такое и зачем, просто, чтобы они чувствовали энергетику: перенимали ее.

Т. Сова: То есть вы не из тех музыкантов которые: обычно вот часто бывают такие, которые хотят, чтобы приходила такая вот группа людей на их концерты которая уже знакома в каком-то смысле все-таки с их творчеством...

Т. Горяшин: Нет! Нет — нет — нет! Вообще не такие!

Т. Сова: То есть, вам все равно, даже если не слышали, там вдруг: пришли, удивились, там или не понравилось, главное, чтобы вот, вот, услышали?

Т. Горяшин: Нет, не главное, чтобы услышали, мне, вот именно, сам процесс нравится, втянуть человека, которому это вообще было до этого непонятно...

Т. Сова: Угу...

Т. Горяшин: Изначально, он вообще, как бы, не имеет к этому никакого отношения, вообще зашел случайно и тут получил такую энергетику и проникся ей.

Т. Сова: Угу! А, вот мне еще пару слов, вот все-таки я говорила, что последний вопрос, все равно еще несколько задам...

Т. Горяшин: Не, не! Давай общаться, все отлично!

Т. Сова: Последний вопрос все-таки будет следующий, а почему диджей в последнее время вот у вас перед выступлением играет, это связано, опять с большей психоделикой такой, в направлении? Или все, ... зачем вообще? Почему вообще?

Т. Горяшин: Играл один раз, ну в принципе да, мы хотели сделать такую концепцию, а это связано с самолюбием рок музыканта, потому что никто первым не хочет играть.

Т. Сова: Вот и все, да?

Т. Горяшин: Да нет! Это приятно как бы, идет музыка фоновая, которая в стиле, как бы, там, вот, потом она перерастает во что — то другое― великолепно...

Т. Сова: Ну, то есть это просто такая... такое раскачивание?

Т. Горяшин: Да! да-да!

Т. Сова: Угу! Никакого особенного там, какого-то, подтекста нет?

Т. Горяшин: Ну, вот наш хороший друг, вот мы с ним, уже, делали, совместные композиции и будем делать сейчас еще одну, как минимум.

Т. Сова: А как много вообще групп в Петербурге, которые играют именно психоделический рок? Вы в курсе? Вообще со сколькими вы знакомы, скажем так?

Т. Горяшин: Мы со всеми выступали уже.

Т. Сова: Ну, так, сколько их примерно, именно психоделический рок?

Т. Горяшин: Ну, Петербург в этом плане...

Т. Сова: Богат...

Т. Горяшин: Очень хороший город. Да, вот здесь именно люди занимаются творчеством, вот это очень радует. Ну, я не знаю, десять — пятнадцать насчитал бы, наверное, но это не психоделический рок, это опять же, наверное, там, как сказать, экспериментальная музыка: такое да: если достаточное количество исполнителей.

Т. Сова: Угу.

Т. Горяшин: Вот.

Т. Сова: А вот, то, что в гэзе происходит, когда, там, вот, фестивали, вот, экспериментальной музыки, опять же вы бывали там, да?

Т. Горяшин: Да!

Т. Сова: И как вам? Хотели бы вы, как то вот , что — то из этого добавить в ваши мелодии?

Т. Горяшин: не знаю! Вот тут, есть такая история, что, вот, экспериментальная музыка сама по себе очень легко может уйти в какой-то, абсолютно непонятный неструктурированный: мы сами не очень структурированные люди, но абсолютно неструктурированные звуки как бы которые, в принципе, я вот не знаю, несут они все смысл какой-то или нет.

Т. Сова: Угу! То есть, грань, вот это вот, она достаточно тонкая, но мне тоже так казалось всегда. Вот как? Где оно?...

Т. Горяшин: Грань очень тонкая, потому что: барабаны, бас, четкий ритм, он всегда должен оставаться, потому что это сохраняет ритуальность.

Т. Сова: Угу! То есть, без ритма ― нет? Потому что все-таки, вот...

Т. Горяшин: Ну, по — разному бывает...

Т. Сова: В гэзе, насколько я помню, там, когда вот Вакар тоже там что-то делал, то есть мне кажется, там ритма: я, хотя не помню уже...

К. Котов: там эмбиант...

Т. Горяшин: Ну, эмбиант, да! Я, вот, не знаю, я вживую эмбиант не очень воспринимаю, но это как бы мои, может быть, предпочтения.

Т. Сова: Угу.

Т. Горяшин: Ну...

Т. Сова: В музыке....

Т. Горяшин: Можно обратиться к истории: вот, к примеру: там, в периоде там какого-то free джаза, авангарда: был как бы старик Мэлс Дэвидс, который сделал два альбома, просто, вроде бы, немного в этом стиле, в котором, он сам, примерно, те же самые слова говорил, что и я, ну, там есть четкая перкусия, четкие барабаны, звучит все просто идеально. Вот я, ну мы, больше такого как бы сторонники...

Т. Сова: Угу, то, есть в музыке должен быть ритм все-таки?

Т. Горяшин: Естественно...

Т. Сова: Угу, понятно! Ладно, ребят, давайте мы все-таки ближе уже к окончанию скажем, о том, что, как, где вас в ближайшее время слушать. Вот, про понедельник мы с вами уже поговорили. Еще раз повторим, давайте. Понедельник, в клубе...

Т Горяшин: В баре.

Т. Сова: В баре...

Т. Горяшин: Summer ...

Т. Сова: Summer Bar, так! Во сколько? в восемь часов вечера?

Т. Горяшин: Да! С восьми до одиннадцати, но это будет не наше выступление, а композиционный...

Т. Сова: Да, но...

Т. Горяшин: сэт...

Т. Сова: Там с вами можно будет познакомиться, подойти, пожать руку, пообщаться, чего-нибудь там?...

Т. Горяшин: Да- да-да-да-да!

Т. Сова: Поспрашивать и так далее, или, в конце концов, кастинг пройти на менеджера. Пожалуйста, если кто к понедельнику будет готов, можно прямо там! Так! Дальше!

Т. Горяшин: Дальше, дальше такая немного странная ситуация возникает, потому что мы все-таки хотим подсобраться и доделать материал для альбома и пока незнаем когда будем выступать...

Т. Сова: Угу!...

Т. Горяшин: Но, в октябре я думаю, точно будем...

Т. Сова: Угу!...

Т. Горяшин: Вот!

Т. Сова: ну, то есть, в ближайшем таком будущем, вас услышать только в понедельник, можно?

Т. Горяшин: Да, самое ближайшем да! Но по — любому, что нибудь будет...

Т. Сова: Угу! Хорошо!

Т. Горяшин: Поэтому просто нужно следить за новостями...

Т. Сова: Ну ладно, на последок, все-таки, еще пожелайте, что- нибудь молодым группам, вот, или музыкантам или ребятам из других городов, которые , там, вот что-то тоже пытаются делать, а может их не очень понимают, особенно в маленьких городах, или может быть негде, или не знают как или куда. Пожелайте! Вот, что, вообще, как?!

Т. Горяшин: Делать просто и все, что тут желать!

Т. Сова: Ой, как мне нравится уже!...

Т. Горяшин: Ну и желаем удачи!...

Т. Сова: Уже третий, по — моему, человек говорит: «Просто делать!» ― вот: "Просто делать! И все!«.Так!

Т. Горяшин: Ну да, я просто свято верю в то, что если ты вот долго-долго что-то делаешь, это невозможно, чтобы это прошло незамеченным, но главное делать это, как бы, с честностью к самому себе, как бы, и просто делать, вот, то, что нравится тебе, и тогда это: верю, что найдутся люди, которым это нравится не меньше, чем тебе.

Т. Сова: Костя!

К. Котов: Да, играть музыку, которая нравится, и развиваться в этом направлении!

Т. Горяшин: Это...Можно сказать еще немного, вот ?...

Т. Сова: Скажи...

Т. Горяшин: На самом деле, элементарная вещь ― это просто, вот, собираешься, играешь как бы, то, что хочешь, ну вот ...Куча людей, не могут так делать, они сразу начинают думать, что надо играть, зачем, что сейчас популярно там...

Т. Сова: Да-да-да!

Т. Горяшин: Вот я в кульке очень наслушался таких разговоров, как бы, то есть, ну, что за глупости, все же просто как бы: берешь, играешь! Зачем усложнять себе жизнь? Не усложняйте жизнь, играйте просто, как хотите!

Т. Сова: Да, тут, просто, мы, недавно, разговаривали, с одним человеком: что такое талантливые вообще музыканты и художники и вообще, люди искусства: талантливые. Можно ли назвать человека талантливым если у него изначально вот такая мысль в голове, да? Чтобы такое сделать, чтобы это всем понравилось? То есть, не знаю, тоже тут...

Т. Горяшин: сейчас я могу, там, задвинуть...

Т. Сова: Ладно!

Т. Горяшин: Как бы, там, все — таки я...

Т. Сова: Я думаю, это уже за выпуском будет...

Т. Горяшин: Почему?...

Т. Сова: Ну, не знаю, потому что, мы уже час разговариваем...

Т. Горяшин: Да.. ладно, нормально все! Нормально!

Т. Сова: А может-может быть...

Т. Горяшин: Я, все-таки, адепт психоделической философии там шестидесятых — семидесятых, ну считаю, что каждый человек талантлив как бы, вся проблема там в том, что с годами омрачняется восприятие, то есть: посмотрите на детей, они же могут совершенно делать какие-то безумные вещи, и абсолютно не парятся из-за этого, что ...

Т. Сова: Не омрачняется восприятие, да а именно давление такое...

Т. Горяшин: Давление общества! Да-да-да! Это: уже начинаешь думать, как бы, что, вот, что-то там какие-то ненужные мысли абсолютно появляются, поэтому нужно очищать сознание и просто делать.

Т. Сова: Ну, то есть в принципе, если бы вы вдруг вот сейчас сыграли бы, какой-то концерт и пришло бы два человека, но два человека просто безумно от этого вот прям: «Ах!» Пусть они бы до этого не слышали бы, да: ну вот ты бы был счастлив после этого...

Т. Горяшин: Да конечно!

Т. Сова: Или все-таки массовость тебе важна? Чтобы это очень многим нравилось?

Т. Горяшин: ну, конечно, счастлив ...

Т. Сова: Ты счастлив был бы?

Т. Горяшин: ну один концерт такой, другой — другой!

Т. Сова: А вот!

Т. Горяшин: А что такого?

Т. Сова: А если несколько концертов сыграть...

Т. Горяшин: Нет, если я вижу, что человеку нравится, то очень хорошо. Особенно я вот люблю, когда нравится каким-то людям: вот мы выступали в Новой Голландии...

Т. Сова: Угу...

Т. Горяшин: Вот, к нам подошел такой мужичок, немного уже пьянствуещего вида, такой за пятьдесят: в трениках и джинсовке: ну классика вообще...

Т. Сова: Так....

Т. Горяшин: Просто и говорит? " Ребята, когда вы играете, какие у вас визуальные образы перед глазами рисуются?«. Я не понимаю, как он задал такой правильный вопрос. Это же великолепно, человеку такому понравилось, это ж просто очень хорошо.

Т. Сова: Ну да, пожалуй, ну много таких людей, которые подходят после концерта, и задают вопросы или нет? Ну, или вообще хотят как-то пообщаться?...

Т. Горяшин: В шарфе Зенит еще подходил...

Т.Сова: Угу!

Т. Горяшин: Да, тоже было.

Т.Сова: Какие-то....

Т. Горяшин: Хороший человек...

Т. Сова: У тебя воспоминания о людях: в трениках и джинсовке, в шарфе «Зенит»...

Т. Горяшин: Такие, то есть, люди по которым...

Т. Сова: Что бросается в глаза...

Т. Горяшин: Не — не — не! Люди, по которым вообще не скажешь, что они там как бы интересуются музыкой, как- то, очень великолепно, что их, как бы, затрагивает творчество.

Т. Сова: Угу! Ну, то есть, да, когда особенно это неожиданно, да? Ну, то есть даже это гораздо приятней как ты говорил да, до этого, что ты втянул?...

Т. Горяшин: Да...

Т. Сова: Такого человека, который никогда сам не подумал что он, что ему это может понравиться?...

Т. Горяшин: Ну да!

Т. Сова: Ну ладно тогда, чего: все-таки заканчиваем нашу беседу, ребят, с третьего раза, с третьей попытки, заканчиваем! Все пожелали, все сказали!...

Т. Горяшин: Я только проснулся....

Т. Сова: В общем, говорим и просим всех и иногородних ребят, которых нет, у которых проблемы с репетиционным помещением: «Ребят, собирайте катонки, берите гитару на плечо, и приезжайте в Петербург, у нас здесь Нарская, Болты, найдем, где — нибудь вам местечко...

Т. Горяшин: Александра Невского, еще да...

Т. Сова: Александра Невского! В общем, будет вам, где репетировать. Главное делайте то, что вам нравится. Вот собственно и все. Напротив меня сидели два замечательных человека из группы „Матушка гусыня“: психоделический рок или что-то вроде того: Константин Котов и Горяшин Тимофей!» Ребята,...

Т. Горяшин: А музыка то будет?

Т. Сова: Да, будет!

Т. Горяшин: А, okay!отлично!

Т. Сова: Все! Пока! Попрощайтесь хотя бы!

К. Котов: Пока!

Т. Горяшин: Да, счастливо!

Т. Сова: Счастливо!

Ширина

Участники группы «Матушка Гусыня» в подкасте SovART! С Константином Котовым (барабаны) и Тимофеем Горяшиным (гитара) поговорим о том, как образовалась группа и как пишется музыка, о том, каково молодым исполнителям живется в Петербурге.

Сайт группы «Матушка Гусыня»

Тимофей Горяшин Вконтакте

В подкасте:

— О взаимодействии в группе, как уживаются в коллективе два творческих человека.
— Что в вашем понимании «психоделический рок»? Как создается такая музыка?
— О ближайших выступлениях.
— О становлении группы: как встретились, как развивались.
— Традиционный вопрос от Татьяны Совы: что же такое искусство и для чего оно?

Выпуски

Комментарии