Профессионально обсудим непрофессионалов!

0
13 июля 2012
1117 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Т. Сова: Здравствуйте, дорогие друзья, дорогие слушатели подкаста «SovART». В нашей мокрой вспотевшей от волнения студии опять сидит Татьяна Сова, напротив нее сидит очередной гость. Вернее напротив меня, почему это я о себе в третьем лице. Сегодня с утра где-то прочитала очередную утку о том, что в Москве скоро будет выставка Демиена Херста. Задумалась о том, что он когда-то был не художником, он был связан с медициной, ходил на курсы патологоанатомов. И решила в связи с этим пригласить очередного непрофессионального художника в студию. Поговорить очередной раз о том, о чем мы очень часто уже говорили. Каким образом люди приходят в искусство, как они в нем себя позиционируют, зачем они это делают и как это происходит: параллельно ли или это как-то ломает их жизнь. Напротив меня сидит Ваня Юрков — художник, соответственно непрофессиональный художник. Ванечка, расскажи, пожалуйста, кто ты по профессии изначально? Что ты заканчивал?

И. Юрков: По профессии я IT-специалист, заканчивал сначала колледж, к сожалению, ВУЗ я не закончил, но в полнее успешно работаю в этой области. Мне это даже нравится.

Т. Сова: Сколько тебе лет сейчас?

И. Юрков: Мне 26.

Т. Сова: А рисуешь ты какое время?

И. Юрков: Чуть больше года.

Т. Сова: Чуть больше года ты рисуешь или пишешь все-таки? Насколько ты к этим вещам относишься? Ведь художники не любят, когда говорят, что они рисуют картины, они к этому прикапываются. У тебя уже есть эта пафосная нотка?

И. Юрков: С моей точки зрения художники слишком много пафоса этому придают, я все-таки этим занимаюсь, потому что мне это нравится. Пафоса нет.

Т. Сова: Давай поговорим о том, как получилось так, что ты начал заниматься живописью? Ты ведь пишешь акрилом?

И. Юрков: Да.

Т. Сова: В технике поп-арт?

И. Юрков: Я отношусь у живописи как к некой исследовательской деятельности, поэтому я пытаюсь придумать что-то свое.

Т. Сова: А название какое-то есть уже?

И. Юрков: Нет, названия нет, я наблюдаю за тем, что происходило последний век.

Т. Сова: Рассказывай, как вообще сложилось так, что год назад ты начал писать картины?

И. Юрков: Я всегда любил заниматься каким-то творчеством. Год назад я как раз ожидал рождение свое дочки, и для того чтобы поставить кроватку мне надо было разобрать большой старый советский шкаф. Задняя стенка этого шкафа из рогалита, и после того как я разобрал этот шкаф, все это долго лежало в углу. Я долго на этот рогалит смотрел, прежде чем его вынести, и каким-то случайным образом возникла идея на нем что-нибудь нарисовать. Я попробовал , мне понравилось и с тех пор я занимаюсь этим каждый день.

Т. Сова: Каждый день?

И. Юрков: Да.

Т. Сова: А работаешь ты до скольки? До 6, наверное?

И. Юрков: Да.

Т. Сова: До 6 ты работаешь, приходишь домой, общаешься с женой, с дочкой и дальше идешь рисовать?

И. Юрков: Необязательно это выражается в том, что я рисую. Возможно, я об этом думаю, придумываю какие-нибудь новые идеи, новые сочетания цветов. Необязательно я сажусь и начинаю рисовать, просто я каждый день уделяю этому время.

Т. Сова: Почему тебя этот процесс так увлек? Почему сейчас такая тенденция? Я к тебе обращаюсь как к человеку, который недавно начал этим заниматься и настолько увлекся этим, что не можешь не думать каждый день об этом. Ты расслабляешься как-то посредством живописи?

И. Юрков: Возможно. На самом деле подъем творческой деятельности у меня начался совсем недавно. Я как раз находился в поисках, это произошло года 4 назад. Я на тот момент отказался полностью от алкоголя. Примерно месяца через три начался творческий подъем на этом фоне. Я пытался писать стихи, потом пытался найти себя в чем-то другом. Живопись — это действительно то, в чем я вижу результат своей работы, и это мне нравится.

Т. Сова: То есть стало больше свободного времени, когда ты перестал пить по вечерам? Времени на это много уходит, нужно не жалеть на это время.

И. Юрков: У меня нет проблем со временем.

Т. Сова: Тебя совершенно не напрягает процесс, приходя с работы в 7 часов, уделять этому какое-то время?

И. Юрков: Это гораздо лучше, чем просто сидеть на диване и смотреть телевизор.

Т. Сова: Ты как-то привлекаешь своих близких в процесс? Дочка у тебя уже что-нибудь рисует?

И. Юрков: Нет, она еще слишком маленькая для этого.

Т. Сова: Ей годик?

И. Юрков: Да.

Т. Сова: А жена?

И. Юрков: Жена рисует, но у нее для этого сейчас времени не хватает.

Т. Сова: Поскольку ты все-таки еще параллельно работаешь, живопись присутствует как хобби на данный момент?

И. Юрков: Да, я уделяю достаточно большое значение в своей жизни.

Т. Сова: Что ты делаешь, чтобы развиваться, чтобы о тебе кто-то знал? Стремишься ли ты в арт-тусовку, знаком ли ты с ними и так далее?

И. Юрков: За последний год это происходит постепенно. Естественно, если ты чем-то интересуешься, то ты держишься ближе к обществу, которое этим интересуется.

Т. Сова: Не разочарован ли ты в тех людях, которых узнал?

И. Юрков: Нет. Упоминался Демиен Херст — самый дорогой художник современности. Честно говоря, я в его работах не вижу глубокого смысла. Возможно, такие люди придают слишком много пафоса искусства. Я конечно не критик, я не хочу никого ни в чем обвинять, это мое личное мнение.

Т. Сова: Демиен Херст очень часто говорит, что он черпает вдохновение в природных вещах. У него очень много рассказов о том, что можно долго рассматривать какую-нибудь опухоль разноцветную, в которой ты найдешь такие краски, которые ты нигде никогда не придумаешь, такие переходы, такие переливы. Опять же главная тема Херста это смерть. Он всегда говорит о том, что человек боится смерти. Под фактом смерти все маски слетают с человека, он становится таким, какой он есть. Он пытается это как-то популяризировать.

И. Юрков: Если это ему нравится, это прекрасно. Если это и есть его основная цель искусства.

Т. Сова: То есть тебе не нравиться?

И. Юрков: Просто с моим путем искусства я не нахожу параллели.

Т. Сова: Ты сказал, это основная цель искусства, чтобы творцу нравилось то, что он делает — это главная цель?

И. Юрков: Нет, определенная исследовательская деятельность для того, чтобы найти новые области воздействия, возможно.

Т. Сова: Все-таки искусство — это какая-то возможность воздействовать на смотрящего?

И. Юрков: Изобразительное искусство, конечно.

Т. Сова: А ты как воздействуешь? Твоя цель какова?

И. Юрков: В своих работах я уделяю очень большое внимание цвету. Мне нравится, как цвета сочетаются между собой, и каким образом им можно комбинировать. Какие-то образы это нечто вспомогательное для того, чтобы людям это было удобно воспринимать.

Т. Сова: Почему тогда не абстракция?

И. Юрков: Абстракция тоже.

Т. Сова: Я просто не видела твоих абстрактных работ.

И. Юрков: С абстракцией я начал экспериментировать последнее время. Это как раз под воздействием работ Джексона Полака. Начал экспериментировать с техникой, которую он изобрел. Результат мне очень нравится. Я стараюсь комбинировать это со своим предыдущим опытом.

Т. Сова: У тебя нет образования в художественной сфере?

И. Юрков: Нет.

Т. Сова: Не возникало желания? Не является ли это каким-то барьером для тебя в развитии? Ты же хочешь самосовершенствоваться. Нет ли у тебя дефицита информации и умений для того, чтобы развиваться?

И. Юрков: Не уделять внимание каким-то другим направлениям, техникам, конечно, не стоит. Честно говоря, я думаю, что академическое искусство, прежде всего, направлено на стандартный путь, пройденный многими художниками, это скорее ремесло. Мастер классы — это интересно, их стоит посещать, но целенаправленно этому учиться, желания у меня нет. Я лучше уделю какое-то время, чтобы поставить свои собственные эксперименты.

Т. Сова: То есть для тебя это не барьер?

И. Юрков: Нет.

Т. Сова: Когда ты знакомишься с петербургскими художниками, какие у тебя мысли возникают на этот счет? Что нужно, чтобы стать востребованным, известным художником именно в Питере? Есть ли у тебя по этому поводу какие-то мысли?

И. Юрков: Прежде всего, нужно общаться с нужными людьми, потому что не художник делает художника, а художника делают галереи, которые его выставляют. В этом плане искусство делают все-таки кураторы выставок, а не художники.

Т. Сова: Не хотелось бы стать самому куратором?

И. Юрков: Нет. Для меня важна творческая самореализация.

Т. Сова: Это тоже творчество. Составить свой собственный проект, подобрать определенных художников под него, реализовать какую-то идею, ответить для себя на какой-то вопрос.

И. Юрков: Нет, такой цели я не ставил.

Т. Сова: Какое на твой взгляд самое большое заблуждение о художниках?

И. Юрков: Можно обратить внимание на то, что происходит в мире покупки-продажи современного искусства. Это тоже к художникам имеет мало отношения. Это способ зарабатывания денег людьми, у которых эти деньги уже имеются. Произведение искусства имеет ценность как элемент истории или как результат какой-то исследовательской деятельности. Люди, которые обладают большими суммами денег, они люди не глупые и пользуются этим для того, чтобы это количество денег приумножить. В этом случае используют труд художников. Я приведу пример. Есть какая-то работа, которая стоит 20 тысяч долларов, ей владеет человек, у которого много денег. Он имеет связи с человеком, у которого тоже много денег, они хотят еще заработать. Он продает эту работу, которую он приобрел за 20 тысяч другому человеку за 50 тысяч долларов. Вот работа уже стоит 50 тысяч долларов, 30 тысяч они заработали.

Т. Сова: Художник от этого ничего фактически не получает.

И. Юрков: Труд художника в этом случае никак не поощряется, я считаю это не справедливым.

Т. Сова: Как ты считаешь, когда ты дальше начнешься развиваться, хочешь ли ты заниматься продвижением самого себя? Будешь ли ты своим собственным агентом? Очень часто художники говорят, что они не хотят себя продвигать. Чувствуешь ли ты, что ты сможешь это совмещать? Считаешь ли ты, что это правильно?

И. Юрков: Лично мне это не интересно. Некоторые этим занимаются, тот же Демиен Херст. Он находит интерес в деньгах и в творчестве. Для меня важной стороной вопроса является оказать воздействие на людей, которые мне не безразличны в этом плане. Их может быть немного сейчас, но мне этого достаточно.

Т. Сова: Ты художник, мыслящий картиной или проектом?

И. Юрков: Я ставлю эксперименты, я еще не определился окончательно.

Т. Сова: Проектов у тебя пока не было?

И. Юрков: На самом деле, если какой-то образ приходят, я им загораюсь, то я его реализую. Последнее время, чем больше я этому времени уделяю, количество работ у меня растет, я замечаю между ними какие-то общие черты, которые можно было объединить в какую-то категорию. Это и называется проектом.

Т. Сова: Как происходит процесс создания? Сначала идея появляется, потом ты ее воплощаешь? Или ты начинаешь капать краской на холст, потом понимаешь, что из этого что-то выходит и дописываешь ее? Вкладываешь ли ты определенную идею каждый раз в свое полотно? Или ты потом эту идею придумываешь к готовому полотну?

И. Юрков: Конечно, это проектирование и какая-то первоначальная задумка, которая впоследствии реализуется.

Т. Сова: То есть ты ее выдумываешь, вынашиваешь, а потом начинаешь реализовывать?

И. Юрков: Да, хаоса здесь нет.

Т. Сова: Сколько времени у тебя уходит на задумку, обдумывание и реализацию?

И. Юрков: Сложно определить какие-то рамки.

Т. Сова: Например, какой был самый большой промежуток и самый короткий?

И. Юрков: Как правило, сама идея возникает мгновенно. Сижу с коллегами, пью кофе, и в обсуждении затрагивается какая-то тема, которая мне кажется интересной актуальной. Возникает какой-то образ, который можно было реализовать, донести до людей. Образ несколько более глубокомысленный, чем можно было его передать словами. Уже в дальнейшем я начинаю думать, как это можно реализовать, какие комбинации цветов использовать и прочее.

Т. Сова: При выборе сочетания цветов ты пользуешься какими-нибудь книгами или исключительно своим чутьем? Ты продумываешь, как это будет влиять на человека, который смотрит?

И. Юрков: Исключительно интуитивно.

Т. Сова: Основываясь исключительно на собственном желании?

И. Юрков: Да.

Т. Сова: Ты говоришь, что тебе не интересно продвижение себя?

И. Юрков: Смотря, что под этим понять.

Т. Сова: Хотел бы ты соединить в себе две роли: агента и художника?

И. Юрков: Агент — это тот, кто продает работы или шоу-бизнес?

Т. Сова: Продвигает, продает, популяризирует, выставляет в галереях, ищет журналистов, набивает себе цену.

И. Юрков: С точки зрения набивания себе цены, мне это не интересно. Но мне хочется, чтобы мои работы были интересны людям.

Т. Сова: Выставку тебе ведь хочется?

И. Юрков: Конечно, да. Я их даже организую иногда.

Т. Сова: Почему это хочется показать? Если ты не хочешь себя подороже продать, то зачем это надо?

И. Юрков: Я не говорил, что мне не хочется себя подороже продать. Я сказал, что мне самому не интересно этим заниматься.

Т. Сова: Самому тебе не интересно?

И. Юрков: Да, потому что я не чувствую в себе никакого таланта к торговле, маркетингу и подобным вещам.

Т. Сова: Почему хочется показывать?

И. Юрков: Я думаю, это оценочное суждение, которое свойственно людям. То есть всем приятно, когда их положительно оценивают.

Т. Сова: Тебе не важно, кто конкретно тебя оценивает? Будь это самый обычный человек, который никак не знаком с современным искусством, или это достаточно известный человек? Вообще показывал ты свои работы сильным мира сего арт-бизнеса?

И. Юрков: Мои работы я показываю в сети. Выставки у меня были: 3 личных и одна групповая. Целенаправленно я никому не показывал свои работы, потому что я не так давно стал художником, и у меня недостаточно работ для каких-то проектов. Возможно, через некоторое время это будет интересно.

Т. Сова: Ты что-то вывешивал в фонде Шемякина. Расскажи, как это получилось, как ты попал туда?

И. Юрков: Довольно просто. В интернете наткнулся на объявление, что проводят набор работ. Выслал пример работы.

Т. Сова: И ее взяли?

И. Юрков: Да.

Т. Сова: Сразу?

И. Юрков: Да, сказали, что работу отобрали, приносите.

Т. Сова: У нас бывают разные люди в выпусках, скоро придут сильные мира сего, то есть политики, чиновники и так далее. Мы у них тоже поспрашиваем, что они думают о современном искусстве. Как тебе кажется, если бы ты был своим продюсером, кто бы мог тебе помочь продвинуться, раскрутиться? Помогла ли в этом политическая сила или нет?

И. Юрков: Сложно об этом говорить. Например, Михаил Шемякин, здесь его совершенно не понимали, он перебрался за рубеж, где его работы начали ценить, он уже там чего-то добился. Политическая сила может, как открыть дорогу, так и вставлять палки в колеса.

Т. Сова: Какие ты дашь советы начинающим художникам?

И. Юрков: Советы какого плана? Я сам начинающий художник.

Т. Сова: Как начать? Что делать?

И. Юрков: Я думаю, если человек хочет творить и саморазвиваться, то этого уже достаточно. Если человек не хочет этого делать, то естественно он будет ничего не делать, сидеть на диване и смотреть телевизор. Этот вектор деятельный он как раз подразумевает некий интерес.

Т. Сова: Ты считаешь творчество и искусство — это параллельные области или разные?

И. Юрков: Это разные вещи. Недаром есть такое понятие как современное искусство, поэтому искусство я считаю исследовательской деятельностью, которое свойственно эпохе. Результат какой-то эпохи — это современное искусство того времени. Грубо говоря, современные художники, которые ставят эксперименты в области творчества, которые открывают какие-то новые пути, техники, это и называется искусством.

Т. Сова: А творчество?

И. Юрков: Творчество — это использование каких-то готовых шаблонов, просто проявление какой-то творческой инициативы. Творчество идет по обкатанному пути. Многие художники, которые выделяются среди остальных, открыли что-то новое, и люди стали использовать это впоследствии. Когда говорят, что искусство делает человека.

Т. Сова: Ты как считаешь, есть, что еще изобретать в искусстве? Будет ли что-то новое, взрывающее, удивительное? Куда движется искусство? Какие тенденции, больше пагубные или положительные?

И. Юрков: В прошлом веке произошел некий перелом, когда люди осознали, что воздействие может реализовываться не только какой-то красотой, но и другими областями. Основной взрыв произошел в прошлом веке, но этот взрыв открыл дороги по всем направлениям современным художникам, поэтому я считаю, что сейчас рамок гораздо меньше, чем они были, когда импрессионисты пытались сделать что-то новое.

Т. Сова: Рамок меньше, но куда все это движется? Хотел ли бы ты, чтобы твоя дочь года через 3 пришла в музей современного искусства и наблюдала все, что там выставляется?

И. Юрков: Моя дочь у же была в подобных местах. Я регулярно хожу с ней по выставкам. Конечно, ей интерес рано проявлять к таким вещам, ей еще меньше года, но я думаю, я хотел бы, чтобы ей это было интересно. Это определенное саморазвитие.

Т. Сова: Куда ты ее поведешь в первую очередь? В Эрмитаж или на Демиена Херста, например? Что ты считаешь более важно для развития человека?

И. Юрков: С моей точки зрения это равнозначно, но Демиен Херст имеет определенные возрастные ограничения. Поэтому сначала в Эрмитаж, а потом на Демиена Херста. Я не думаю, что стоит себе отказывать в информации.

Т. Сова: Если говорить о каких-то новых и интересных проектах, о экспериментальной живописи, как тебе стезя экспериментального трешового искусства? Как Гриша Ющенко? Как тебе такое направление искусства?

И. Юрков: Я подобным уже занимаюсь, потому что мои некоторые работы носят более смысловой характер, чем визуальный. Последнее время мне больше нравится экспериментировать с цветом. Воздействие может быть совершенно разным, необязательно это может быть какая-то яркая картинка или цветочек, который всем запоминается. Это может быть концепт, мысль, которая оказывает на людей какое-то воздействие.

Т. Сова: Например, проект «Альбина Сексова», ты знаешь его?

И. Юрков: Нет.

Т. Сова: Жена Гриши Ющенко — Наташа Романова, ее поэзия?

И. Юрков: Да.

Т. Сова: Ты читал?

И. Юрков: Да.

Т. Сова: Такая у нее поэзия с использованием мата, со смысловыми оборотами, в принципе очень страшная и ужасная, как она сама сказала. Как тебе это направление? Насколько ты считаешь его нужным в искусстве? Есть ли для тебя вообще такое понятие или все, что творится, все нужно? Мне лично очень нравится Наташа Романова и ее стихи, но я знаю, 99% это неприятно.

И. Юрков: Я считаю, что это правильно. Это как раз то, чем надо заниматься. Если ты хочешь открыть что-то новое и при этом ставишь рамки, чем можно заниматься, а чем нет, то у тебя меньше шансов найти что-то интересное.

Т. Сова: То есть у художника не должно быть никаких рамок?

И. Юрков: Нет, определенные моральные рамки должны быть. Ради искусства убивать людей не стоит.

Т. Сова: У Херста бычки мертвые.

И. Юрков: Но он же людей еще не трогает. Если это не приносит никому вред, то почему бы этим не заниматься. Человек может просто пройти мимо, если ему что-то не нравится. Просто, возможно, это направление опережает свое время и не все его понимают.

Т. Сова: То есть мы еще придем к этому?

И. Юрков: Вполне возможно.

Т. Сова: Ты знаешь, сформулирую, пожалуйста, еще раз определение, что такое искусство?

И. Юрков: Искусство — это исследовательская деятельность в области воздействия. Это наука социальная.

Т. Сова: Это наука?

И. Юрков: В любом случае, если какие-то данные систематизировать, то это можно назвать наукой. Человеку свойственно систематизировать знания о тех или иных областях. Возможно, искусство — довольно размытая область, то есть она не имеет четких границ. Это наука сродни философии, то есть наука о воздействии на человеческое сознание.

Т. Сова: Спасибо, Ванюш. Расскажи напоследок, потому что эфир подходит к концу, о своих будущих проектах, выставках или расскажи, где можно посмотреть твои работы? Где можно с тобой связаться?

И. Юрков: Совсем недавно я создал свою группу Vkontakte, решил выкладывать свои работы, свои планы, творческий процесс, мастер-классы. Выставки, возможно, будут, конкретных планов пока нет. Планируется фестиваль «Free Love Art», в нем я планировал принять участие.

Т. Сова: В качестве кого, когда, где?

И. Юрков: Это будет проходить в галерее «Мастер-класс» осенью, я точных дат не знаю. Там можно посмотреть мои ранние работы. Со временем я открываю для себя что-то новое, и от каких-то сюжетов ухожу. В любом случае все мое творчество можно найти в сети.

Т. Сова: Хорошо. Спасибо большое, Вань Дорогие моя друзья, это был Ваня Юрков — начинающий художник и Татьяна Сова. Всего доброго. До свидания.

Ширина

В гостях у подкаста «SovArt» — Ваня Юрков, художник vk.com/nuclearbeam, vk.com/ArtBeam.

В подкасте:

— Рождение дочери совпало с рождением нового художника.
— Днем — программист, вечером — художник-экспериментатор.
— Творчество и искусство — совершенно разные понятия?
— Эксперименты с цветом и о тех, кто вдохновил на них.
— Может ли художник воплощать в себе и функции пиар-агента?
— Что такое искусство?

Выпуски

Комментарии