О живых вещах и свободном творчестве!

0
6 июля 2012
996 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Т. Сова: Дорогие мои друзья, здравствуйте. В эфире подкаст «SovART». Летний жаркий загорелый «SovART» прилетел сегодня в студию, и сегодня записывает подкаст о совершенно оригинальном виде искусства. Сейчас мы выясним, что это такое, и чем занимается человек, который сидит напротив меня, и не очень любит разговаривать. Зовут его Вильгений Мельников. Он является идейным основателем студии свободного творчества «Ofelyart».

В. Мельников: Привет.

Т. Сова: Сразу вопрос, какой новый вид творчества? И новый ли это вид творчества? Чем вообще занимается проект «Ofelyart».

В. Мельников: Это проект много чем занимается. Мы занимаемся свободными экспериментами, чем-то связанным с промышленным дизайном. Мы делаем какие-то предметы интерьера.

Т. Сова: Давай мы сразу разъясним, ты считаешь, что ты приверженец искусства?

В. Мельников: Конечно. Свободное творчество.

Т. Сова: Творчество и искусство, ты считаешь, что это одно и тоже?

В. Мельников: Это можно считать, а можно делать.

Т. Сова: То есть?

В. Мельников: Если ты это делаешь, то в этом сердце и душа, это можно назвать по-разному.

Т. Сова: Ты считаешь, что эти шаблоны и названия не нужны?

В. Мельников: С одной стороны да.

Т. Сова: Как ты пришел к тому, что ты сейчас делаешь? Кто ты по образованию?

В. Мельников: По образованию я инженер-технолог машиностроения.

Т. Сова: В принципе ты занимаешься близким делом?

В. Мельников: Да, мне было интересно, что это такое, и я пошел учиться в институт на машиностроение. Я с детства всегда что-то делаю руками из разных материалов, преимущественно из металла. Мне было интересно, что такое металл и с чем его едят. Отучился 5 лет, понял, с чем его едят, и пошел дальше. Дальше я пошел в художественную школу.

Т. Сова: После института?

В. Мельников: Да, мне не хватило художественного образования. У меня было много увлечений, и рисунок всегда сопровождал мою деятельность.

Т. Сова: Ты вообще из Питера?

В. Мельников: Нет.

Т. Сова: Учился ты в художественной школе тоже не в Питере?

В. Мельников: Нет.

Т. Сова: А где?

В. Мельников: Я родом из Ставропольского края, город Ессентуки.

Т. Сова: Ты пришел в школу, что тебе сказали?

В. Мельников: Там было все проще. Я рисовал, когда мне хотелось, брал холсты и рисовал абстракции. У меня спрашивали, понимаю ли я, что я делаю. Я им говорил, что нет. Они сказали, что есть художник, который рисует в этом же плане. Потом я понял, что мне нужен рисунок, я в то время занимался татуировкой, и мне было интересно научиться правильно рисовать. Я пошел к этому человеку, чтобы научиться правильно рисовать и понять, что такое абстракция.

Т. Сова: То есть ты не пошел в художественную школу, а пошел к художнику?

В. Мельников: Это художественная школа. Он до сих пор преподает.

Т. Сова: Передай ему привет. Как его звали?

В. Мельников: Его звали Василий Иванович Мироненко.

Т. Сова: Василий Иванович, привет Вам. Спасибо за Вильгения. Он стал тебя обучать? То есть у тебя не было истории искусства?

В. Мельников: Нет, не было.

Т. Сова: То есть ты просто занимался рисунком и живописью?

В. Мельников: Да

Т. Сова: Сколько ты лет проучился в художественной школе?

В. Мельников: Где-то год.

Т. Сова: Было тяжело Василию Ивановичу с тобой?

В. Мельников: Нет, ему было интересно. С другой стороны, он жил в своем мире. Это человек, который всю жизнь рисует, рисует свои безумные картины.

Т. Сова: Он сюрреалист?

В. Мельников: Нет, он больше абстракционизм, но у него своеобразная техника. Он закончил Одесское училище, и у него остались очень теплое воспоминания о той поре. У него глаза горят, когда он об этом говорит. Когда он рисует, он часто изображает Украину.

Т. Сова: Для тебя это было самое оно?

В. Мельников: Мне было интересно.

Т. Сова: Так, проучился ты год, и дальше что произошло в твоей жизни? Почему ты решил приехать в Петербург?

В. Мельников: Я решил уехать из своего города, мне нужно было развитие, города немножко мало стало. Мне было тяжеловато себя прокормить, мне многого хотелось. Там не получалось, либо нужно было работать, либо чем-то заниматься, а заниматься чем-то и себя кормить не получалось. Я пытался проявить культуру ставропольского края, я занимался татуировкой 5 лет. Там большую роль играл страх людей, поэтому они соглашались на что-то маленькое. Потом я понял, что хватит этим заниматься.

Т. Сова: То есть татуировкой ты больше не хочешь заниматься?

В. Мельников: Я раньше этого очень хотел до приезда в Питер. В Петербурге был фестиваль татуировки, я хотел очень туда попасть. Когда я приехал на эту конвенцию, у меня отпало желание этим заниматься.

Т. Сова: Ты посчитал, что это не тот уровень?

В. Мельников: Уровень разный, конечно. Мне не понравилась идея всего этого, мой воздушный замок рухнул. Я большое значение предавал татуировке, а в жизни оказалось, что люди по-другому на это смотрят.

Т. Сова: То есть ты вкладывал смысл в каждую татуировку?

В. Мельников: У меня была своя идеология этого, а в большом городе на это поверхностно смотрят.

Т. Сова: А в каком это году было?

В. Мельников: 4 года назад.

Т. Сова: То есть в 2008 году ты приехал, разрушились твои мечты, и ты с рюкзаком остался и решил, что татуировкой заниматься больше не хочешь, но рисовать умею.

В. Мельников: Я понимаю рисование и еще делал разные интересные штуки, интересные необычные интерьеры.

Т. Сова: Необычные в каком смысле?

В. Мельников: Непохожие на то, что люди раньше видели. Например, лампа, но она не похожа на лампу, то есть она сделана из таких предметов, которые все знают, но так их не компонуют. Например, светильник из утюга. В этом в отличие от татуировки я видел очень широкий спектр. Татуировка ограничена телом, а там ты можешь делать все, что хочешь. Можешь работать со стеклом, с металлом, бетоном, деревом, камнем и так далее. Я инженер по образованию, мне был интересен язык чертежей, как можно это понять.

Т. Сова: Тебе пригодился язык чертежей?

В. Мельников: Конечно. Сейчас я делаю сложные проекты, которые сначала нужно начертить. Я все равно предпочитаю свободное творчество, когда из тебя что-то выходит изнутри. Я могу дальше рассказать, что я подразумеваю под свободным творчеством.

Т. Сова: Расскажи, но все-таки надо начать с того, из чего ты это делаешь...

В. Мельников: Из всего.

Т. Сова: Ты сказал, что ты работаешь со стеклом, бетоном, но лично я видела большинство твоих работ металлических, стеклянных я не видела. Видела что-то скомбинированное с часами песочными. Наши слушатели просто не до конца поняли, кто у нас в гостях. Ты всегда мастерил что-то из предметов интерьера, какие твои дальнейшие были действия? Сколько времени прошло до того, как ты организовал студию свободного творчества?

В. Мельников: Студия у меня была и дома, она уже дома называлась «Ofelyart». Я встречал разных людей, которые открыли во мне открытые потоки. Настал момент, и я стал этим заниматься более серьезно, параллельно занимался татуировкой, делал разные игрушки. Я занимался ковкой, мне было это интересно.

Т. Сова: Это ты про дом говоришь?

В. Мельников: Да, я занимался витражом, гончарным делом занимался. Стал экспериментировать, но дома у меня не очень это получилось, поэтому я приехал сюда. Здесь я понял, что здесь возможно все, что ты хочешь.

Т. Сова: Как ты пришел и сделал? С какого момента ты начал выходить на уровень фестивалей? На каком уровне находится твоя студия? Получаешь ли ты деньги? Сколько людей там?

В. Мельников: Сейчас нас 4 человека, которые занимаются тем, что он любит. Каждый из нас может делать то, что делает другой, но каждый из нас мастер своего дела. Идея у всех одна, мы делаем совместные объекты. Сначала у нас была небольшая мастерская, потом она становилась все больше. Все началось с нашей квартиры, мы сняли квартиру, там жил стул и швабра. Там были высокие потолки, чтобы взять второй этаж, чтобы наверху спать. Там было такое место, где можно было сделать стол с маленькими полочками. Я ходил по городу и собирал все, что встречу на своем пути, таскал все домой. Потом я нашел рынок, целый стадион с полезными вещами.

Т. Сова: Как это происходило? Где этот стадион? Вдруг кто-то хочет быть твоим последователем.

В. Мельников: Это Уделка, там большой секонд хэнд. Там очень смешанная энергетика.

Т. Сова: Там можно найти все, что угодно?

В. Мельников: Да. Свобода для творчества там есть.

Т. Сова: Как ты продвигал свое дело?

В. Мельников: Я устроился сначала работать продавцом, татуировкой заниматься не стал, хот у меня было все оборудование. Начал искать людей, которые занимаются каким-то творчеством. Мне говорили, что есть магазин «Генератор настроения», который занимается необычными вещами, я его нашел. У них была мастерская, я пришел к ним знакомиться, показал то, чем я раньше занимался.

Т. Сова: Там есть замечательная женщина Любовь, была, по крайней мере.

В. Мельников: Да, есть. Она была нашим бухгалтером. Я познакомился с их коллективом, они как раз делали то, что делал я. Они меня взяли на работу. Первое, что я сделал в Петербурге, это был светильник из утюга.

Т. Сова: Как он выглядит?

В. Мельников: Утюг стоит на столе, он открывается, в нем шкатулка, декупаж.

Т. Сова: Это все делал ты?

В. Мельников: Да.

Т. Сова: То есть ты владеешь еще техникой декупажа?

В. Мельников: Да.

Т. Сова: А светильник как?

В. Мельников: Из утюга выходит шланг от душа. Идея была следующая, что утюг — тепло, а его тушит вода из душа, то есть гармония. У меня была фиолетовая пора, я все красил в фиолетовый цвет. Утюг тоже был с фиолетовым оттенком. Я нашел стеклянные трубочки из старых люстр, и получился такой дождик я фиолетовой лампочкой. У него еще была ручка из пружины необычной формы, она заострялась как карандаш на концах.

Т. Сова: Настоящий ценитель редких диванных пружин. Это было твое первое изобретение в Петербурге?

В. Мельников: Да, получается так.

Т. Сова: Долго ли ты проработал в «Генераторе настроения»?

В. Мельников: Месяцев 8.

Т. Сова: Почему ушел?

В. Мельников: Надоело. Хотелось творчества.

Т. Сова: Развития хотелось?

В. Мельников: Да. Мне много дала эта мастерская. Мы вместе с товарищем из этой мастерской занимаемся творчеством.

Т. Сова: Ты ушел, что дальше?

В. Мельников: Параллельно пока я там работал, я что-то делал у себя дома. У нас была квартира открытых дверей. Появилось много друзей, каждый что-то приносил. Сейчас у нас в квартире нет свободного места.

Т. Сова: Кому ты продаешь свои изобретения? Кто это покупает?

В. Мельников: Разные люди.

Т. Сова: Просто люди с улицы? Где вообще можно посмотреть твои работы?

В. Мельников: Они есть в интернете, в «Эрарте».

Т. Сова: Ты просто сотрудничаешь и отдаешь?

В. Мельников: Да, но сейчас я этим меньше занимаюсь, потому что это не очень выгодно. Это сомнительный заработок. Я все равно к этому отношусь не через деньги.

Т. Сова: Понятно, но жить на что-то надо. Всем интересно как можно совместить то, что является твоей жизнью и определенный заработок, чтоб не быть голодным. На что ты живешь?

В. Мельников: На то, что делаю. Это приносит мне доход.

Т. Сова: То есть можно на это жить?

В. Мельников: Да.

Т. Сова: Как ты попал на фестиваль? Ты с кем-то познакомился?

В. Мельников: Я постоянно знакомлюсь с кем-то новым. Мы сняли себе мастерскую, собрал единомышленников, и мы начали пробовать что-то делать. Мы сделали группу Vkontakte, выкладывали там работы. Параллельно я делал какие-то украшения, мы использовали красивые детали красивых вещей. Например, часы. Мне очень понравилась деталь от швейной машины, она похожа на слона. Эта деталь является частью нашего логотипа. После той мастерской мы переехали в более большое пространство.

Т. Сова: Тебе не приходило в голову, поехать обратно на Родину, и начать устраивать там фестивали, вносить культуру?

В. Мельников: Нет. Я пытался внести тату-культуру.

Т. Сова: Но это другое, кто-то просто не хочет делать татуировку. Или ты хотел именно фестиваль тату?

В. Мельников: Нет, я не про фестивали сейчас.

Т. Сова: Да, ты хотел привить культуру.

В. Мельников: Я говорю о нечто новом. У нас это тоже может быть, но оно никому не нужно.

Т. Сова: Ты считаешь, что если внедрить там что-то новое, то это не приживется?

В. Мельников: Думаю, что нет, таких людей немного. Многие что-то новое принимают с каким-то отторжением.

Т. Сова: Как чужеродное.

В. Мельников: Да, если они не понимают этого, значит нужно уничтожать. Там существует то, что ты знаешь, что-то новое там существовать не может.

Т. Сова: Нет стремления что-то узнать.

В. Мельников: Да.

Т. Сова: Ты считаешь, что это и является тормозом развития искусства в России?

В. Мельников: Кому-то это очень интересно, потому что это живет в человеке. Чтобы это принять людям нужно больше времени. Хотя, может я не прав. Может нужно туда и ехать и делать это, чтобы люди привыкали к этому и понимали, что может быть и так.

Т. Сова: Это хороший вывод. Вернемся к фестивалям. Что такого хорошего в фестивалях? Зачем ты выставляешь свои работы на фестивалях?

В. Мельников: Я не выставляю свои работы на фестивалях, я строил фестивали. Мне хочется делать объекты.

Т. Сова: Строил что? Сцену?

В. Мельников: Что придется. Мы ездили в Крым, дошли до поселка и узнали, что там будет фестиваль. Нам захотелось что-то сделать. Если ты делаешь какой-то большой объект, то ты его прочувствуешь по-разному, весь в него вкладываешься.

Т. Сова: Что ты хотел бы сказать молодым начинающим ребятам, которые делаю то, что им нравится? Как бы ты посоветовал им действовать? Как им развиваться? Какие главные секреты?

В. Мельников: Нужно делать то, что ты чувствуешь. Научиться слушать свое сердце.

Т. Сова: Просто прислушиваться к себе?

В. Мельников: Перестать бояться чего-то. Сейчас мы проводим эксперименты, связанные с психологическим аспектом. Мы анализируем людей и делаем подарок. Есть человек, у которого есть свои увлечения. Если посмотреть на человека с разных сторон, то можно выбрать некоторые аспекты, которые вызывают позитивные эмоции. Если сделать этому человеку подарок из того, что ему нравится, то это будет производная его реальности. Этот подарок дает приятную эмоцию.

Т. Сова: То есть вы наблюдаете за тем, кто и что любит, потом спираете любимые тапочки и лампу, вместе слепляете и дарите зайчика?

В. Мельников: Можно и так сделать. У нас был такой проект, мы познакомились с женщиной, которая тоже занимается творчеством. Она предложила мне подарить проигрыватель. Мы провели такой эксперимент, из этого проигрывателя появилась птичка, у нее были ножки, голова. То есть можно сказать, произошла реинкарнация. Это живые вещи.

Т. Сова: Можно ли прийти с улицы и стать частью «Ofelyart»?

В. Мельников: Частью «Ofelyart» нельзя стать, но что-то открыть новое в себе можно.

Т. Сова: Каким образом?

В. Мельников: Нужно просто с нами связаться. Мы проводим мастер-классы, посвященные свободному творчеству. Это тот поток, в котором ты находишься, ты его просто открываешь и начинаешь находиться в нем. Суть в том, что ты делаешь то, что чувствуешь.

Т. Сова: В чем заключается мастер-класс?

В. Мельников: В том, что ты делаешь то, что ты никогда раньше не делал.

Т. Сова: Как вы это распознаете? Человек приходит и говорит, что он хочет поразгибать проволочку, он сидит и разгибает проволочку?

В. Мельников: Например, у тебя есть некая свобода, ты можешь делать, что хочешь. Ты говоришь, что не знаешь, чего ты хочешь. Ты можешь просто взять и что-то начать делать.

Т. Сова: То есть вы просто даете материал и человек начинает что-то делать?

В. Мельников: Человек сам выбирает материал. У нас есть ящики для свободного творчества. Берешь палитру и выкладываешь на нее вещи, которые тебе нравятся. Дальше ты примерно понимаешь, что ты хочешь сделать.

Т. Сова: То есть приходит человек, и вы ему рассказываете, что делать? Он платит за это?

В. Мельников: Бывает по-разному.

Т. Сова: Давай мы договоримся, что те, кто скажет, что послушал тебя в подкасте «SovART», ты будешь бесплатно проводить мастер-класс.

В. Мельников: Договорились.

Т. Сова: Отлично. У меня к тебе последний вопрос, что такое искусство?

В. Мельников: Это вопрос, на который нужно отвечать.

Т. Сова: Искусство — это вопрос или ответ?

В. Мельников: Сегодня для меня это вопрос.

Т. Сова: Дорогие друзья, подкаст «SovART» подошел к концу. Напротив меня сидел Вильгений Мельников — человек из открытой студии свободного творчества «Ofelyart». И Татьяна Сова как всегда, какая-то нелепая странная. В общем, до новых встреч на подкасте «SovART». Пока, пока.

Ширина

В гостях у SovArt Вильгений Мельников, создатель Студии Свободного Творчества Ofelyart. Вильгений расскажет о том, чем для творческих людей хорош Санкт-Петербург, и поделится своими рецептами успеха в творчестве.

Из выпуска вы узнаете:

— Почему Вильгений решил уехать из родного города в Петербург?
— С чего начиналась Студия свободного Творчества?
— Что нужно для того, чтобы создать произведение искусства из всего, что лежит под ногами?
— Где Вильгений берет материалы для изобретений?
— Что интересного в фестивалях и почему стОит в них участвовать?
— Как попасть на занятие в OfelyArt?

Выпуски

Комментарии