Монетизация процессов искусства

0
22 июня 2012
1206 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Т. Сова: Здравствуйте, дорогие друзья. В эфире вновь подкаст «SovART», вы слышите Татьяну Сову и напротив меня два замечательных молодых человека. Я решила немного прервать эту линию, женскую исключительно, потому что перед этим были подкасты о поэзии, теперь вот мужчины, которые судорожно глотают воду, пытаются отдышаться и что-нибудь о себе вспомнить, потому что я их завалила грудой вопросов на данный момент. Ну ладно, представляю вам ребят, которые напротив меня сидят — это Саша Вайнтштейн. Привет Саша!

С. Вайнштейн: Привет!

Т. Сова: И Максим Новиков. Привет!

М. Новиков: Добрый день!

Т. Сова: Вот собственно эти двое замечательных молодых людей постараются нам рассказать о своем опыте монетизации искусства и т.д. и т.п. в современном обществе. В общем вот такая серьезная тема подкаста заявлена. Мы пытаемся все-таки как-то содрать идею с подкаста «Берись и делай», активно пытается это делать. Вот «Берись и делай» с Максимом Новиковым и Сашей Вайнштейном.

С. Вайнштейн: Спасибо Максим.

М. Новиков: На самом деле это очень хорошая тенденция и ее надо развивать, безусловно.

Т. Сова: Какая тенденция?

М. Новиков: Подкаст «Берись и делай» в области предпринимательства, а мы расскажем и будем рассказывать, я надеюсь, еще много раз про предпринимательство в Арт индустрии.

Т. Сова: Вот, замечательно, как раз, все так и есть. Сейчас, сразу с места в карьер задаю вопросы: Кто, где учился, и кто первый будет рассказывать о себе? Потому что вы все-таки люди достаточно разных сфер деятельности. Максим занимается больше такой, материальной сферой искусства мне кажется, т.е. предметами которые помогают это искусство творить, а вот Саша учит творить и сам творит. Правильно я понимаю?

С. Вайнштейн: Насколько я понял, первый вопрос был о том, где я учился. Повторю этот юмор, это не секрет, что моя карьера началась в морском предпринимательстве. Я долгое время работал в торговой фирме и потом, когда моя попа была уже полностью отсижена, я встал, взялся и сделал. Сейчас я являюсь генеральным директором театрального центра «Легкие люди», также в моем контексте развивается театр «Тземпано». То о чем я сегодня буду больше говорить — это прекрасный пример того, как можно монетизировать искусство. Мы и сейчас строим с нашими коллегами из баевого балета свою сцену — театр «Скороход».

Т. Сова: Замечательно. Я думаю, для начала лучше всего сказать пару слов о «Легких людях», потому что не каждый знает, ну а если знает каждый второй, то пусть каждый первый узнает.

С. Вайнштейн: Про «Легкие люди» я могу сказать, что это на данный момент самый большой театральный центр в Петербурге, это школа, в которой учится постоянно 200 человек и на данный момент у нас уже проучилось в порядке шести тысяч студентов по разным дисциплинам. Мы делаем курсы по актерскому мастерству, речи, режиссуре, по акробатике, вокалу. Все, что связано с театром. Более того, мы бурно пропагандируем арт-менеджмент и делаем самый крупный в северо-западе семинар по арт-менеджменту, совместно с финской фабрикой искусств «Кореана». Завтра состоится мероприятие, которое будет иметь целью своей из арт-менеджеров, которые три года ходили на семинары, создать некую ассоциацию, которая в дальнейшем будет продвигать, лоббировать интересы искусств и бизнеса в искусстве и т.д. Вот Максим показывает не двусмысленно, что он уже в первых рядах.

М. Новиков: Я готов, я просто готов.

Т. Сова: То есть Максим, Вы представитель тех, кто обучался?

М. Новиков: Нет, я не представитель тех, кто обучался.

А. Вайнштейн: Но было?

М. Новиков: Да. Мне интересен Сашин проект, и я с удовольствием приму завтра в нем участие и очень жду с нетерпением узнать, что это такое.

Т. Сова: На самом деле вопрос сразу вытекает, думаю у многих. Есть ли смысл, учится арт-менеджменту? Потому что это, то же самое, что может быть.... Хотя может и не то же самое что, к примеру, быть куратором. Куратором нужно родиться или быть художником как минимум, чтобы кураторствовать. Что на счет арт-менеджмента? Возможно, ли этому научится, и есть ли какой-то критерий отбора для людей, которые туда приходят учиться?

А. Вайнштейн: Ты правильно заметила, что скорее научиться можно актерскому мастерству или вещам, относящимся категории знаний, а вот арт-менеджменту мы изначально делаем семинарную историю. Там где ты не учишься, а делишься опытом. Туда приезжают специалисты, они рассказывают, как у них все было, какие они знают тонкости и наши специалисты тоже записывают и делятся своим опытом, действительностью российской и по большому счету это тусовка. Наша цель не создать, не научить делать их что-то, потому что каждый учится на своем опыте и на своих ошибках. Наше дело — это все определить в какую-то единую структуру.

Т. Сова: Т.е. познакомить, подружить и т.д.?

А. Вайнштейн: Да.

Т. Сова: А кто из российский арт-менеджеров, известных, участвовал у вас, я не говорю про заграничных?

А. Вайнштейн: Практически все, что в Петербурге происходит, так или иначе у нас побывало. Это и «Лофт Этажи», это и галерея «Эрарта» .... и глав клуб, это и... разные абсолютно учреждения. Мы же говорим про сферу искусств, это не обязательно должно быть театральный менеджер и т.д. Вот Максим занимающейся художественной деятельностью тоже у нас был на семинаре. Ну, в общем, куча всяких людей приходило.

Т. Сова: Т.е. все-все-все сферы искусства и т.п.

А. Вайнштейн: Проблематика то одна. Потому что искусство — это то, что требует жертв, жертв временных. Тратишь на это свое время и отдача не такая как в бизнесе зачастую.

Т. Сова: В конце я Вам обязательно задам вопрос — «что такое искусство?» Потому как все гости на этот вопрос обязательно отвечают. У Максима есть время пока подумать, пока я ему вопросы не задаю, а к Саше очередной вопрос следующего характера. Раз все-таки вы выявили какую-то проблематику, что у нас происходит сейчас в современном искусстве в России и как вообще строится арт-менеджмент, может ты все-таки познакомишь нас с этим. Какова проблематика? Что тяжело, а что легко? А что еще не создано к примеру, что есть может быть за бугром, как говорится?

А. Вайнштейн: Тут надо поговорить просто про финансы. Такой вопрос: — «Почему люди должны инвестировать и давать деньги на искусство?» Если за рубежом зачастую это решается какими-то уступками государства для малого предпринимательства или вообще предпринимательства, т.е. они могут инвестировать и иметь вычеты по налогам. У нас этого нет и поэтому аргументов перед людьми, которые были бы готовы вложить деньги в искусство, то их мало. Никак не уговорить людей дать денег, а искусство зачастую оно не имеет бизнес модели под собой, что мы все знаем. Чтобы найти какую-нибудь бизнес модель ты либо жертвуешь самим искусством, либо находишь эту границу, и это то, в поисках чего находятся практически все арт-менеджеры. Как не потерять арт, как не потерять само искусство в достижении какой-то цели. Будет то постановка спектакля или создание выставки, музея и т.д.

Т. Сова: Т.е. все таки ищут нечто среднее между тем, чтоб создавать какой-нибудь бизнес-проект на потребу общества и своими внутренними так сказать порывами к искусству, между тем, что хочешь делать и тем, что нужно делать?

А. Вайнштейн: Думаю да.

Т. Сова: Понятно. Ну, я так понимаю, Максим все-таки нашел это нечто среднее? Максим, ты вообще художник, ты рисуешь?

М. Новиков: Нет, я не рисую.

Т. Сова: Может быть, поешь?

А. Вайнштейн: Спой нам.

М. Новиков: Пою. Голоса нет, но пою, очень люблю петь, не стесняюсь и сейчас задумался о том, что нужно пойти все-таки на курсы вокала, чтобы голос свой настроить в правильное русло. Я рисовал, я учился три с половиной года в художественной школе. Моя вся семья — это выпускники академии им. Мухиной. Единственный я закончил Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет, гуманитарный факультет связи с общественностью и подался в коммерцию.

Т. Сова: А у тебя изначально была такая мысль о коммерциализации искусства конкретно, раз у тебя вся семья художники или связаны с этим?

М. Новиков: Так случайно получилось, потому что одна из моих двух компаний является семейной и изначально я начинал в ней и по сей день работаю топ менеджером, развиваю ее и в принципе дальше я уже решил для себя, что какие-то следующие проекты мне интересно делать в области арт-индустрии. Т.е. вторая компания, которой занимаюсь, под названием «Канва стори», которая печатает на холсте репродукция картин и на сегодняшний день мы решили собрать под своей крышей большую коллекцию современных художников, людей которые просто занимаются искусством, что-то создают. Мы хотим это показать.

Т. Сова: А каков будет критерий? Сразу же вопрос возникает, абсолютно банальный — каков будет критерий отбора, и кого ты назовешь современным художником вообще? Всех кто пишет, что либо с 90-х годов, с 1900 годов, как это принято?

М. Новиков: Нет, безусловно, есть несколько разделов, это раздел «Классики», раздел «Современные художники». Здесь, мы конечно ориентируемся на художников, которые.... Нет какого-то определенного возраста, есть какие то заслуги и есть вот сейчас то, что они делают. Допустим, возьмем Колю Копейкина — это современный художник. В принципе мы создаем раздел, который мы назвали «Изюминка», это те люди, которые не являются профессионалами. Этот раздел соберет всех людей, которые не являются художниками по специальности, по основному виду заработка. Это могут быть бизнесмены, врачи, полицейские, кто угодно. Те, кто занимаются искусством, те, кто рисуют как хобби. Я уже столкнулся с тем, что по России таких людей очень много и есть очень интересные работы, некоторых на самом деле я бы назвал художниками.

Т. Сова: Вот опять все-таки прерву. Давай все-таки ближе к тому, как ты будешь выбирать? Как правильно ты сам сказал, оговорился, что очень много, даже слишком много я бы так сказала людей, которые занимаются живописью, так или иначе. Как вы будете отбирать, и может быть ты кого-то из действительно серьезных людей, которые разбираются, варятся в этом, пригласишь? И кто это будет, если можно, если есть какие-нибудь наметки на этот счет?

М. Новиков: Обязательно есть идея создать комиссию модераторов, если проект на самом деле пойдет, которые будут заниматься отбором и в эту комиссию я хочу позвать людей, которые занимаются искусством, разбираются в нем, которые спецы в своей области. Это не обязательно, что это какие-то художники прям художники, а вот это может быть даже Саша Вайнштейн — он в принципе человек искусства, если все сложится.

А. Вайнштейн: Я бы с удовольствием в своем резюме написал, что я являюсь экспертом в современном искусстве, в проекте «Изюминка».

М. Новиков: «Изюминка»... просто мы долго думали, как назвать этот раздел и придумали вот именно это слово.

Т. Сова: И собственно ничего оригинального не придумали, если честно.

М. Новиков: Может быть, ничего оригинального не придумали, но нам показалось это забавно и без всякого пафоса, как раз для людей, которые просто занимаются искусством как хобби.

А. Вайнштейн: Это классно на самом деле, я вот сейчас слушаю... вообще здорово. Потому что кроме вас, наверное и .... Руки помощи никто подать не может.

Т. Сова: Нет, а что это все-таки будет представлять? Вот выбрали вы. Вот они пришли, сдали свои работы. Вы кому-то сказали — «фи», кому-то сказали — да, класс. И дальше, что с ними происходит?

М. Новиков: Дальше мы будем продвигать их. И многие из них с которыми я уже общался, хотят попасть на стенку какого-то музея или частной галереи, неважно. Многие их этих людей не хотят становиться членами союза художников, где еще более жесткий отбор, членом союза дизайнеров и т.д.

А. Вайнштейн: А членом союза изюминка, мне кажется, захотят.

М. Новиков: Союз «Изюминка», ну мы будем рассматривать этот момент уже, безусловно, кстати. Я возьму на вооружение.

Т. Сова: Хорошо, союз «Изюминка», но было бы не плохо тогда галерею какую-нибудь основать «Изюминка». Потому что не очень понятно, продвижение куда? Я представляю, что сейчас нас слушает народ, большинство из них, если не все что-то делают, мастерят, все что угодно делают, пишут красками на стекле, витражи пытаются какие-нибудь делать, просто живописью масляной, акриловой, в темперах.. все что угодно. И вот они сейчас сидят и потирают руки, думают — «Ага, пойду я.» а потом — «А зачем? А куда? И что дальше то? Как продвигать?» Ну, повесишь ты в галерее.

М. Новиков: Нет, не будем в галерее вешать.

Т. Сова: А где?

М. Новиков: Мы собираем это все под электронной крышей. Это IT проект.

Т. Сова: Библиотека Ельцина электронная?

М. Новиков: Ну не библиотека, а изюминка электронная больше. Это IT проект, который требует больших инвестиций, в принципе у которого уже большие планы.

Т. Сова: Т.е. это будет электронный музей-библиотека современного искусства?

М. Новиков: Абсолютно верно.

Т. Сова: Но продажи там вестись не будут?

М. Новиков: Будем, почему же. Будем вести продажи, как и оригиналов, будем вести продажи как копии картин, будем печатать это, потому что всем известно, что оригинал и копия, напечатанная в разы дешевле самого шедевра. Поэтому будем именно этим и заниматься. Самая основная цель состоит в том, чтоб под одной крышей собрать как можно больше художников и любителей, которые рисуют, занимаются искусством, а дальше уже все само пойдет. Т.е. есть, конечно, безусловно, наметки, чтоб потом это все поставлять в личные галереи современного искусства, еще какие-нибудь магазины, лавки. Взять ту же самую лавку художника на Невском.

Т. Сова: Т.е. сделать просто такой большой банк данных, оптовый склад.

М. Новиков: Абсолютно верно.

Т. Сова: У меня вопрос такой фантазийный, ты можешь, что угодно сейчас сказать, просто примерно допустим, как ты считаешь — ценник картины какого-нибудь врача, 30 на 40 форматом? Как ты вообще себе представляешь, какой формат цен ты установил бы там? Потому что ты сам понимаешь цены в живописи сейчас такая вещь, человек и галерист сами устанавливают цены и на это в общем, сейчас в Росии точно ничего не влияет, за исключением нескольких факторов. Какую бы ты назначил цену? Вот лично ты. Сколько бы ты дал за такую картину?

А. Вайнштейн: А мы скажем, купили бы мы ее или нет.

Т. Сова: Да.

М. Новиков: Я думаю, что все зависит от уровня, все зависит от того, что на этой картине изображено, что тоже очень важно и если допустим, комиссия одобрила, через которую прошла эта картина.. Ты имеешь в виду за оригинал?

Т. Сова: Да, я имею ввиду за оригинал, за холст, не за брит, соответственно там краски, все, ну допустим все что угодно — пейзажик. Да, допустим пейзаж, морская тематика, формат 30 на 40. Да, написан не плохо, все в порядке, 2012 года. Вот сколько бы ты лично дал за такую картину? Вот представим такую ситуацию, она тебе очень понравилась.

М. Новиков: Если бы я был покупателем?

Т. Сова: Да, сколько бы ты дал?

М. Новиков: Ну, я думаю, что тысяч пять бы дал.

Т. Сова: Тысяч пять, за 30 на 40 2012 года?

М. Новиков: Да, и хочу сказать, что будем стремиться не к ценнику галерее. Мы хотим сделать, чтоб это было доступно. Если это картина, не важно врача или бизнесмена, мы хотим сделать, чтоб она была людям, потенциальным клиентам, чтобы они могли ее позволить себе купить. Это очень важно, это есть суть проекта. Потому что если открыть галерею, даже электронную и вывесить ценник как у нас на Невском проспекте и на Петроградке, то зачем это нужно. Проект не пойдем массово. Мы хотим его сделать глобальным.

А. Вайнштейн: А можно уточняющий вопрос, в этой электронной галерее будут и любители и профессионалы?

М. Новиков: Там будут классики, эту коллекцию мы приобрели и дальше будем приобретать, потому что классиков очень много и сейчас они и зарубежные и у нас есть также отечественные классики; современные художники, раздел, про который я еще не говорил все, что связано с фотографией, т.е. это не только будет искусство, живопись, темпер и акрил, и масло; и четвертый раздел — это «изюминка».

А. Вайнштейн: Т.е. то, про что ты говорил это в контексте сайта, но отдельно?

М. Новиков: Да.

А. Вайнштейн: Просто вот как у нас в театральной сфере происходит — любительский театр и профессиональный не совмещается на одной площадке, это не возможно. Никакой профессионал не будет играть на той же площадке, на которой вчера играл любитель.

М. Новиков: А у нас будет.

А. Вайнштейн: Я не потому говорю это, что это не возможно, но это сложно. Убедить человека, что вот надо.

М. Новиков: Согласен.

А. Вайнштейн: Готов ли будет тот же Колюня, Коля Копейкин продаваться там, где продается врач за пять тысяч рублей и пейзажик.

М. Новиков: Понимаешь, вот если того же Колю Копейкина взять и поставить в общую солянку, где Сидоров Петр из Псковской области и следующий идет Николай Копейкин, наверно нет, но здесь будет разграничение, здесь будут разделы и разделы они присуще для какого то портала искусства, коммерческого портала. Мы не видим на данный момент сложности, мы общались со многими художниками и отрицательного мнения не услышали.

Т. Сова: Весь вопрос в том, чем ты будешь обосновывать цены? За того же Колю Копейкина, который не будет отнюдь пять тысяч рублей стоить и цены за человека, который даже пусть и учился в художественном вузе, но он действительно там допустим не стоит, у него нет имени определенного. Потому что это решает все сейчас в арт-индустрии. Конечно, я понимаю, что ты будешь описывать полный перечень выставок, какие то награды, регалии и т.д., но это может не пойти в каком смысле. Обычный человек, обыватель, который в принципе не ценитель, которому не важны эти регалии, он посмотрит на картину одну и картину другую и скажет — вот эта стоит 500 тысяч рублей, а эта 5 тысяч. Возьму вот за 5 и все. Вот в этом смысле может быть ... Ну ладно, оставим уже так сказать.

М. Новиков: Нет, вот для этого мы и создаем этот экспертный совет, извини, что перебил Тань, который и будет решать. Понятно, что Коля Копейкин, когда приходит в какую-то галерею...

Т. Сова: Копейкин, прости нас.

М. Новиков: ...он приходит и говорит, цена вот такая. Дальше галеристы думают о наценке и выставляют. Все будет со всеми согласовываться. Если это известный современный художник и с ним все решили — замечательно, если это раздел «Изюминка» в который попадают люди разных профессий, для которых просто это будет за кайф где-то присутствовать, в каком-то айтишном проекте. Здесь это будут решать эксперты которые и будут приглашены в этот проект.

Т. Сова: Ну, дай Бог. Вопрос следующий у меня, ну раз вот такая активность пошла в этом смысле, потому что арт-сфера пытается сейчас активно развиваться, прямо вот в последние годы еще более активно, чем в 90-е, видимо есть у людей какая-то потребность, у простых людей, которые вот зрители. К Саше сразу вопрос. У тебя уже более шести тысяч учеников прошло в школе обучение. Действительно такой спрос? Действительно люди хотят приходить, и учится и кто обычно эти люди? Вот есть какая-то статистика у тебя? Это те же самые врачи, учителя, которые хотят придти и это как кружок или это люди которые в будущем хотят на это жизнь свою положить?

А. Вайнштейн: Я действительно очень люблю статистику и одна из сильных сторон моей организации, то что мы подбиваем эту статистику, то что мы ее ведем. Мы делаем опрос, анализ, собираем контакты, у нас 12 тысячная база имейл рассылки и т.д. И вот по итогу дня могу сказать, что процентов 60 — это программисты, люди которые сидят за компьютером и пишут какие-то программы, и они приходят к нам учиться и их большинство, вот на самом деле.

Т. Сова: И как у них успехи?

А. Вайнштейн: Очень хорошо. Они самые, не могу сказать за всех, любой человек талантлив и они все проявляются будь то программист или рядом стоящий бухгалтер потому что это вторая категория по полярности, которая к нам приходит учиться в легкие люди, про талант не буду говорить, но ребята чувствуют надобность после работы прийти и проявиться.

Т. Сова: Т.е. программисты, бухгалтеры и кто еще? Так чтоб три взять.

А. Вайнштейн: Студенты может быть.

М. Новиков: Я думаю, что предприниматели тоже. У меня есть один знакомый, который занимается большим бизнесом, который посещает такие курсы и преуспел.

Т. Сова: А курсы какие? Техника речи или актерское мастерство?

М. Новиков: Именно актерское мастерство.

Т. Сова: А какое направление, и какие курсы наиболее востребованы?

А. Вайнштейн: Актерское мастерство, речь.

Т. Сова: Так, а есть какое-нибудь продолжение после курсов? Они просто расходятся и все? Или может быть собирают какие-нибудь инициативные группы, ставят спектакли, выступают где-то, может быть с гастролями кто-то ездит, мало ли чем черт не шутит?

А. Вайнштейн: Вот в нашей конкретно школе всегда есть спектакль в конце. Они занимаются полгода, курс длится, и в конце они обязательно делают этот спектакль.

Т. Сова: Это как отчетный?

А. Вайнштейн: Да. Я говорю это, потому что в других школах зачастую этого нет. Они занимаются ради ничего, ради тренинга над собой и т.д. У нас есть спектакли, у после спектакля люди, которые чувствуют, что они хотят продолжать, они идут в нашу студию. Студия это такой курс для продолжающих, для людей, которые что-то уже имеют. Мы приглашаем режиссеров, и они три месяца работают с ребятами над конкретным уже спектаклем. И вот этот спектакль они уже показывают на других площадках, чаще всего у нас конечно, просто по несколько раз. Это такой знаете контест, целая жизнь. Представьте себе, что вы в детском лагере и у вас несколько отрядов, и каждый из них готовит отчетный концерт. Это же прикольно, вы давно такое ощущение не чувствовали, потому что вам уже 40 и вы сидите за компьютерами и у вас уже свои дети, и вы уже забыли что это такое. А тут вы вечером приходите в какой-то мир, а там дети из других отрядов только взрослые, работают над каким-то материалом и это все потом осматривается, вы друг за другом смотрите. Это вообще отдельная галактика, люди просто поглощаются в эту творческую атмосферу и я хочу сказать, что есть и другая статистика, не знаю она печальная или радостная, но процентов 30 людей после прихода на наши курсы или отучившись, уходят с работы, меняют свою жизнь и так далее. Начинают работать там... ну вот, например девушка работала в дивелоперской компании, а потом организовала креативное агентство, человек был заместителем начальника банка, а начал работать в евент индустрии.

Т. Сова: А сколько длятся курсы обычно? Ну вот курс актерского мастерства?

А. Вайнштейн: Курс актерского мастерства, полгода.

Т. Сова: Полгода, т.е. за полгода вы человеку так ломаете мозг, в другую сторону переворачиваете, что он действительно решает взять и поменять жизнь.

А. Вайнштейн: Ну, мы ничего не ломаем.

Т. Сова: В хорошем смысле.

А. Вайнштейн: Не ставим это целью, просто люди раскрываются и чувствуют, что они на своем месте и сами принимают решение.

М. Новиков: Да кстати, вот таких примеров очень много. Вот Саша, я считаю, занимается хорошим делом, потому что он дает людям возможность раскрыть себя. Очень многие люди на сегодняшний день сидят не на своих местах, они занимаются не тем чем нужно и основное в жизни, чтобы где-то в что-то преуспеть это конечно нужно заниматься тем, что тебе нравится.

А. Вайнштейн: Я могу ответить на твой вопрос почему Арт индустрия сейчас в прогрессии. Потому что люди начинают понимать, что они не там, меняют что-то, есть возможность, что-то даже не потерять в финансовом плане занимаясь какими-то арт-проектами. Арт-проекты — это всегда общение, это всегда что-то.. больше жизни в этом, чем работы за компьютером и т.д.

М. Новиков: У нас такая же ситуация на Арт рынке....

Т. Сова: Хотела как раз спросить, насколько ты видишь это по продаже красок? Насколько народ стал больше писать картины? Потому что все же подались в художники, в хорошем смысле.

А. Вайнштейн: В фотографы.

Т. Сова: И в фотографы тоже.

М. Новиков: И в фотографы и художники. На самом деле эта тенденция она буквально началась года три-четыре назад. Я в этом бизнесе семь лет и раньше такого не было. Были художники классические, которые члены союза художников, которые приходят и рисуют. Сейчас, наверно.. я не побоюсь этого слова наверно каждый второй или третий решает для себя что-то попробовать, пойти на какой-то мастер класс. Да что говорить, в наши магазины наверно каждую неделю приходят какой-то процент людей, который пришел впервые и говорит: — «Слушайте, а не могли бы вы подобрать нам набор кистей, красок и холст? Я хочу попробовать сам что-то нарисовать». Я больше хочу сказать сейчас уже даже на этом рынке поставщики, производители стали выпускать ну не раскраски, раскраски для детей, они всегда были, а делаются холсты на картоне...

Т. Сова: по номерам?

М. Новиков: ...и по номерам и просто даже наносится контур, допустим работы Ван Гога «Подсолнухи» или Моне и т.д. и люди приходят, это видят и они берут и потом уже приходят во второй раз и говорят — «Слушайте, мы нарисовали, нам понравилось, и мы решили дальше что-то делать». Т.е. таких очень много и это декоративно-прикладное искусство, это не только живопись такое искусство серьезное, а это дпи и докупаж, скрабукинг, мыловаренье — это тоже творчество, всякие поделки, все-все-все что входит в это, это безумно сейчас популярно и при чем я хочу сказать, что стало это популярным среди женщин-домохозяек, вот и начиналось все с этого, которые вот решили не сидеть все время дома, пойду чем-то попробую заняться и вот потом уже все подтянулись. Сейчас к нам приходят бухгалтера, у них есть основные профессии, но они чем то занимаются и они для своего творчества постоянно что-то приобретают, им что-то нужно и они не останавливаются, они идут дальше, ходят посещают различные бизнес классы. Интересно просто за этим процессом наблюдать. Что у Саши, в его деле человек раскрывается, что у нас то же самое получается, человек, он со своей душой что-то делает.

Т. Сова: Вот как вам кажется, ребята, о чем это говорит? Вот эта тенденция и та, и другая, что люди все-таки стали больше заниматься искусством, больше уделяют внимание искусству и скажем так, чему то подобному искусству, если можно так выразится, дпи и т.д. О чем это говорит? Лучше жить стали или просто хочется перемен, зреть что-то? К чему готовится нашим политикам интересно, если есть такая тенденция?

М. Новиков: Я думаю, что хочется перемен. Ну и наверное и жить стало лучше, может кому-то и нет, но я считаю, что те люде, та аудитория которые что-то хотят изменить в своей жизни они просто берут и делают, вспомним опять Андрея Шаркова «берись и делай» — хороший лозунг. Здесь, просто люди захотели чего-то нового, т.е. людям мне кажется уже надоело отдыхать в каких-то там барах, ходить только в кино по выходным, ходить на какие-то дискотеки и т.д., людям им нужно что-то как говорится сделать своими руками, пойти куда-то, с кем-то пообщаться неформально, тот же самый мастер класс, это же собираются люди, которые друг друга не знают, которые через два-три часа, кто-то из них уходят и они становятся буквально друзьями. Это такая тусовка, но в другом формате. Вот и все.

Т. Сова: Вопрос к Саше Вайнштейну. В связи с нововведениями, с современным театром и т.д., вот с твоим новым проектом. Был у нас Валя Дин в подкасте, рассказывал он о буто, о поема-театре и сейчас курсы есть у поема-театра, курсы буто и т.д. Он мне говорил, что хотел бы современный театр именно делать на классической площадке, сделать современный театр, потому что современного театра сейчас как такового нет, есть перфоменсы какие-то, есть какие-то там выступления, но конкретно площадки современного театра для современных постановок нет и вот вопрос в связи с этим. Как ты вообще относишься к идее создания театра современного, где были бы какие-то экспериментальные постановки и т.д.? Вот как Стон театр в свое время на Ваське, Диденко Максим.

А. Вайнштейн: Драй Стоун. Я не совсем понял по поводу Валентина Дина. Он хотел играть в буто или современной пьесе на классическом театре существующих площадках, которые там александринка и т.д.?

Т. Сова: Да он хотел на сцене классической ставить.

А. Вайнштейн: Это наверно красиво в общем, но по поводу как я отношусь к идее того, что нужна площадка я не то, что отношусь к этой идее, я берусь и делаю эту идею сейчас вот...

Т. Сова: Привет Шарков.

А. Вайнштейн: Что-то у нас сегодня слишком много людей переворачиваются и икают.

М. Новиков: Это здорово, это говорит о том, что у нас есть что сказать.

Т. Сова: Есть знакомство и друзья, только об этом говорит. Так и что же?

А. Вайнштейн: По поводу сцены. История с легкими людьми есть тем, что мы людей приучаем и показываем им, что театр может быть не таким нафталинным, не таким старым, не таким зашоренным и что он может быть разным. Это все работает и вот те люди, которые у нас учились или их друзья, которые ходили на них посмотреть, они все больше и больше ходят в театры, и я вот куда не приду обязательно встречу наших студентов там. Но проблема с тем, что актуальный театр, современный танец, какие-то эксперименты, их просто негде воплотить, просто нет такой площадки, которая бы в своем посыле, в своей идеологии отвечала бы на этот запрос со стороны креаторов, со стороны людей которые что-то делают.

Т. Сова: Сейчас немножко «Эрарта», да? Все-таки в «Эрарте» постоянно какие-то проходят актуальные постановки.

А. Вайнштейн: Проходят, но не благодаря, а вопреки, потому что «Эрарта» все-таки музей и к театру они относятся только потому, что построили там, в одном из павильонов аудиторию и свет поставили. Мы играли там и в какой-то момент отказались от этой идеи, потому что площадка там не театральная. Вот и мы сейчас анонсируем и готовим к открытию площадку, которая будет для современного, актуального театра, для танца. Это можно сказать даже больше какая-то платформа, просто для современного искусства, потому что там какие-то дни будут отданы под музыку.

М. Новиков: А пение будет?

А. Вайнштейн: Никакие курсов, только показ, только спектакли. Ты можешь приходить и подпевать тем артистам, которые выступают. А учиться петь ты можешь в легких людях. Так вот и пятого октября мы планируем открытие, это на Московских воротах будет находиться. Отличное и просто невероятно красивое архитектурное и территориальное здание, это бывшая фабрика «Скороход», но на фабрику это вообще не похоже, это какое-то необычайной красоты помещение, мы его сняли, долгосрочный контракт подписали и сейчас встречаемся поддержкой власти. У нас глава района Московского был вчера, как раз я ему показывал все это дело и ...

Т. Сова: И он, вслед за Фрунзенским районом, где факел открылся, решил все-таки что-то еще и положить тоже в свою очередь.

А. Вайнштейн: Да, если во Фрунзенском районе — это была инициатива района, то здесь мы просто пришли к главе района и сказали, что это наша инициатива, но мы хотим все это делать при поддержке. Завтра встречаемся с вице-губернатором Петербурга Василием Кичеджи и потом идем на экономическом форуме рассказываем тоже про все эти вещи. В общем проводим конкретную работу для того, чтобы этот проект был на устах, чтоб в него поверили люди, которые живут в нашем городе. Для того, чтобы люди, которые конкретно занимаются театром, искусством имели возможность на хорошей сцене, с возможностью показать это на триста человек, потому что это столько сколько будет вмещать наше помещение, наш зал, показать свои спектакли. Эту работа как арт-менеджер я сейчас отрабатываю для того, чтобы все это реализовать, чтобы это все было классно, чтобы это все было в каком-то сервисном отношении приятно, потому что сейчас снять сцену каким-то артистам это всегда проблема. Это как приходишь как к какому-то чужаку в дом, он тебе что-то дает, что-то не дает, ты платишь большие деньги и получаешь какой-то..., не знаю почему Вале Дину это нравится играть на каких-то площадках государственных, современные постановки ну не всегда скажем так актуальны.

Т. Сова: Я тебя прерву, он в каком контектсе говорил, мы говорили о том, что все таки это тоже вполне может опопсить скоро вот все вот эти там порывы и буто тоже, которое было все жизнь театром таким достаточно определенным, и оно вполне все может опопсить и прийти к такому не качественному продукту, и он говорил о том, что площадка классического театра, она может как раз держать в определенных рамках современный театр, чтоб он не опопсел.

А. Вайнштейн: Если проводить аналогию тому, что мы строим сейчас это наверно платформа на вин заводе Кирилла Серебрянникова, мы вот как раз 26 числа едем с ним договариваться о культурных обменах и о том чтоб его спектакли у нас показывать и наши туда возить. И если точное определение дать, то это такая платформа для различных видов экспериментах в театре, музыке, балете и опере.

Т. Сова: Опять же, вы будете отбирать каким-то образом или если это при поддержке администрации и города, то на это будет влиять город каким-то образом или нет?

А. Вайнштейн: Нет, это частная инициатива. У нас договор аренды с собственником здания и это не КУГИ. Опять же я возвращаюсь к этому моменту, мы не являемся инициативой района или города, мы сами это все придумали, просто город не может пройти мимо этого, потому что это хороший, культурный объект. Отбирать мы конечно будем, потому что если не делать этого совсем, то превратится все это в бесформенную кашу. Мы все же хотим сохранить структуру всего этого.

Т. Сова: Т.е. концепт какой-то будет?

А. Вайнштейн: Да. Я его описал.

Т. Сова: Да, ты описал как современные какие-то постановки и различные эксперименты. Будет ли это объединено, может быть тематические какие-нибудь... много можно что придумать.

А. Вайнштейн: Вот сейчас в контексте того, что вообще сложно объединить театр, музыку, балет, оперу на одной площадке, так чтобы это не смешалось в единый порыв. Мы делаем следующим образом, мы отдаем дни под какой-то конкретный вид искусства. У нас в понедельники — кино-показы, вторники — музыка, среды — опера, четверги — театр, пятницы — современные танцы, субботы — треш эксперимент, воскресенья — лайтовые какие-нибудь постановки. В эти дни, вернее у каждого дня будет куратор. Я же не могу заниматься музыкой, потому что не являюсь собственно специалистом.

Т. Сова: Правильно, конечно.

А. Вайнштейн: Вот и мы разговариваем с различными людьми, которые смогут курировать эти направления, и вот в таком режиме каждый будет отвечать за свое и будем отбирать хороший материал и его достаточно на самом деле. Сама знаешь, что в Петербурге современное искусство есть, и его будет больше, если его показывать на хорошей сцене.

Т. Сова: Расскажи тогда народу на сколько это уже возможно тебе все это присылать, поскольку проект я так понимаю фактически на грани, вот-вот запущен будет и наверно уже надо в очередь ставать. Вот ты сейчас перечислил все разделы, которые будут. Расскажи о механизме, как это можно делать, нужно ли помечать раздел, в который хочет человек попасть или вы сами его будете туда определять, и вообще как это все происходит, куда отсылать? Я думаю, что тебе нужно будет оставить какие-нибудь контакты, чтобы мы подкрепили к подкасту, чтоб народ, который захочет смог обратиться.

А. Вайнштейн: Чтоб совсем открытие, я бы так не сказал, потому что у нас только народ из Китая едет в своем контейнере. Кураторы направлений еще только определяются и мы ведем переговоры. Поэтому присылать можно будет только к концу лета, в августе. Я с удовольствием оставлю контакты и вот будет сайт, люди обязательно его увидят и все это быстро разнесется по соц сетям, поэтому не думаю, что тот кто захочет найти, чего то не найдет.

Т. Сова: Ну ладно, по крайней мере, анонсировали, и народ будет ждать. Думаю тоже самое и Максиму нужно сделать, чтоб его проект как то побыстрее стартовал и люди которые захотят рассказать о том что они делают, могли бы как то тебе об этом сообщать, Максим, вот как?

М. Новиков: Да, безусловно. Мы пошли по пути, мы не стали делать глобальный какой-то сайт, который нужно раскручивать очень долго пока кто там узнает, мы сделали сообщество в соц сети, в которой все подробно изложено, в которой есть контакты, всегда можно позвонить, мы готовы ко всем вопросам и в принципе к сотрудничеству.

Т. Сова: Ага, т.е. ты опять же все это оставишь, и в подкасте мы все это сможем прикрепить. Замечательно. Думаю, что мы уже понемножечку будем закругляться, обо всем сказали, о чем хотели и, конечно же, напоследок все таки от каждого из вас, определение, что такое искусство?

А. Вайнштейн: Искусство — это будущее.

М. Новиков: Молодец, Саша, сказал лаконично, кратко. А я немножко так расшифрую тогда. Искусство, на мой взгляд — это сфера, в которой человек раскрывает свое творческое «я», через различные инструменты.

Т. Сова: Ну что ж дорогие друзья, с вами были Максим Новиков, Саша Вайнштейн и Татьяна Сова. До новых встреч.

М. Новиков: Спасибо.

А. Вайнштейн: Пока.

Ширина

Сегодня говорим о монетизации процессов искусства. В гостях у «SovArt» Саша Вайнштейн vk.com/weinstein, создатель театрального центра «Лёгкие люди», проекта «Скороход», и Максим Новиков http://vk.com/maksim_novikov, генеральный директор торгового дома «Блик», http://vk.com/canvasstory.

В подкасте:

— С чего всё начиналось? Немного об образовании и первых шагах. в искусстве.
— О театральном центре «Лёгкие люди».
— Выпускники театрального центра «Лёгкие люди» увольняются с работы, почему?
— Новый проект Максима Новикова, поможет отыскать изюминку в каждом, кто увлечён искусством.
— Всё больше людей тянутся к творчеству, с чем это связано?

И многое другое!

Выпуски

Комментарии