Нескучный выпуск с Григорием Ющенко

0
18 мая 2012
1007 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Т. Сова: Здравствуйте, дорогие друзья. В эфире подкаст «SovART». Очередной подкаст, где Сова будет говорить больным ангиной голосом. Зато в этот раз напротив меня замечательный гость, сразу его представлю, Григорий Ющенко — художник. Гриш, привет.

Г. Ющенко: Здравствуйте.

Т. Сова: Собственно, я думаю, что многим Гриша должен быть знаком по проекту «ПРОТЕЗ» и по предыдущему проекту, напомни, как он назывался.

Г. Ющенко: «ПРОТЕЗ» — это скорее группа, в которой я участвую, по «Рекламе наркотиков» многие знают, многие, к сожалению, только его и видели.

Т. Сова: Вот собственно Григорий Ющенко, прошу любить и жаловать. Гриш, на самом деле, честно скажу, когда я тебя в первый раз увидела, а я видела тебя сегодня впервые, я немного удивилась, не такого человека я ожидала увидеть. Я думаю, что многие тоже удивляются. От этого стало намного интереснее тебя пораспрашивать о том, что и как, что кроется в твоем творчестве, в твоем искусстве. Расскажи для начала, как твой творческий путь строился? С чего ты начинал? Куда пошел?

Г. Ющенко: Я учился на кафедре «Истории и искусства» в СПбГУ. Когда я учился на втором курсе, я попал в художественное объединение галерея «Паразит», которая делала выставки в коридоре галереи «Барей». Оно объединяло важных петербуржских художников 90-х годов, которые немного не вписались. Например, Владимир Козин, Игорь Межерицкий. Так получилось, что я пришел к ним как искусствовед познакомится, и остался там как художник.

Т. Сова: А ты писал или рисовал что-нибудь до того как пошел на искусствоведческий?

Г. Ющенко: Я для себя рисовал и не о чем большом не думал.

Т. Сова: А зачем пошел на искусствоведческий? В то время уже имелась какая-то глобальная цель, которую ты преследовал?

Г. Ющенко: Глобальной цели не имелось, нужно было куда-то идти поступать, чтобы не попасть в армию, а это было наименее отвратительно из всего остального, что можно было выбрать.

Т. Сова: То есть волей случая? Или ты как-то готовился к этому? Мне всегда просто интересно, с чего начинается и как потом жизнь развивается, потому что бывает, что волей судьбы человека куда-то заносит, а потом из этого что-то выходит.

Г. Ющенко: Искусством я интересовался, но никак его не планировал делать его основным делом. Я тогда вообще ничего не планировал, странно в таком возрасте ожидать чего-то серьезного от человека.

Т. Сова: Чем-то таким все равно увлекался. Что дальше?

Г. Ющенко: Я участвовал во всех акциях и выставках галереи «Паразит» до 2006 года, а потом в апреле Игорь Межерецкий, Александр Вилкин и я выделились в отдельную группировку «ПРОТЕЗ», потому что нам стало тесно в этих стенах коридора, и стали делать свои вещи.

Т. Сова: Что вы стали преследовать?

Г. Ющенко: Мы сразу решили заниматься таким искусством, которого нам лично не хватало. Нам не хватало именно жесткого брутального, при этом наполненного черным веселым юмором искусства. Мы выбрали 5 основных тем для освещения: секс, насилие, безумие, наркотики и война, то есть такие основные и глобальные темы, которые всегда затрагивали историю человечества. Решили их выражать в таком брутальном веселом ключе, в таком экспрессионистском виде в стилистике разрисованных учебников и так далее.

Т. Сова: То есть, по вашему мнению, это народный стиль?

Г. Ющенко: Да, если брать какие-то корни, то это идет от народного хулиганского искусства, но при этом с примесью каких-то серьезных тем. Мы поднимали серьезные темы, не просто баловство.

Т. Сова: На самом деле всегда интересно и народ всегда спрашивает в первую очередь, зачем что-то делается сейчас в современном искусстве. Я у каждого гостя спрашиваю это тоже, есть ли какая-то идеология, идейность в современном искусстве и в том, что делает художник. Мы к этому вернемся попозже. Я бы хотела спросить об истоках. Вы начали этим заниматься, потому что вам чего-то не хватало. В каком-то из интервью недавно читала о том, что в принципе твои изображения достаточно автобиографичные, что ты черпаешь из собственного опыта. Сразу возникает вопрос, что у тебя было за детство, юность? Откуда ты это черпаешь: Неужели ты действительно читаешь, что жизнь сейчас настолько идиотская, банальная и ничем не наполненная, что получаются такие картины? Или ты просто вычленяешь, что тебя бесит и раздражает?

Г. Ющенко: Детство было вполне обычно, я действительно вычленяю многое из происходящее самое дурацкое и идиотское, но необязательно это автобиографичное. Очень многое бралось нами из сюжетов желтой прессы. Мы очень любим желтую прессу, берем оттуда совершенно дурацкие сюжета на грани абсурда. Что касается жизни, мои персонажи в большинстве случаев ищет смысл среди этого идиотизма.

Т. Сова: Именно персонажи?

Г. Ющенко: Да. Если рисуется что-то на такие дикие темы, это не значит, что человек не видит из этого какого-то выхода, это наоборот поиск выхода. Это не значит, что я рисую то, что мне нравится, наоборот я рисую то, что мне не нравится и кажется глупым.

Т. Сова: Я поняла. Ты хочешь обратить на это внимание. У тебя такое эпатажное сообщение в общество?

Оно даже не в общество, оно для таких, которые думают и рассуждают как я. Я не в последнюю очередь делаю все работы для себя, как я бы хотел. Это принципиальный момент.

Т. Сова: Какой принципиальный момент, что искусство не должно быть направлено на кого-то?

Г. Ющенко: Нет, делать то, что хотелось бы видеть самому, чего самому не хватает, это самое важное, потому что если я буду какой-то конкретной социальной группе посылать это послание, скорее всего они поймут меня неправильно и однобоко. Нужно делать, что самому нравится, а сели это еще у кого-то найдет отклик, то отлично.

Т. Сова: Это здорово. Как происходят дела с продвижением? Я дальше коснусь «премии Кандинского», мне интересно, что изменилось после того, как вы вышли в финал, но как все начиналось? Сложно ли так пробиваться с достаточно неформатным искусством? Очень многие художники говорят, что им сказали, что они не формат и их не возьмут на выставку. Как у тебя это происходило?

Г. Ющенко: Довольно сложно и просто. С одной стороны, если ты делаешь какое-то свое дело, оно, в конце концов, как-то пробивает, с другой стороны, я могу сказать, что если у меня есть какой-то проект, мне приходится довольно долго ждать, когда у меня появляется возможность его выставить, какой-то случай подворачивается. Я не могу прийти просто так в галерею и сказать, что у меня есть такое-то, выставите меня, это не прокатит. Никакой длинный послужной список не работает, все равно надо доказывать, что ты не верблюд. В целом я к этому научился философски относиться.

Т. Сова: К чему? К тому, что тебя не выставляют просто так?

Г. Ющенко: Да, к тому, что у меня нет тех возможностей, которые бы хотелось. Я не могу делать такие большие глобальные проекты, как хотелось бы. Я думаю, что это все наживное.

Т. Сова: Потихонечку тебя начинают узнавать особенно после финала «премии Кандинского», мне просто интересно насколько эти конкурсы изменяют жизнь последующую художника? Насколько стало легче жить? Насколько стало легче выставляться? Может тебя стали больше понимать, искать смысл в твоих работах.

Г. Ющенко: Наверное, никак не изменилось, потому что я не знаю, что обо мне думает арт-сообщество, я с ним очень дозированно общаюсь. Я могу сказать, что где-то с 2008 года, с успеха серии «Реклама наркотиков», несмотря на то, что выставку закрыли на следующий день. Она разошлась по интернету и буквально взорвала его на следующий день. На мои мероприятия ходит достаточно много публики, причем эта публика не относится к арт тусовки, это люди, которые обычно на выставки современного искусства не ходят, потому что им там скучно. Это какая-то своя собственная публика, это для меня очень важно.

Т. Сова: То есть ты не стремишься в арт-сообщество попасть?

Г. Ющенко: Нет, не стремлюсь, потому что у меня это даже не получится. Я пытался общаться с представителями, но большинство арт-тусовки очень скучные люди с какими-то другими интересами.

Т. Сова: В каком смысле скучные люди? Слишком мыслят узко?

Г. Ющенко: Можно и так сказать. С ними скучно и не о чем поговорить, то есть они дальше цеховых интересов ничем не интересуются. Меня очень угнетает, что большинство из них современной музыкой совершенно не интересуются. Я наоборот очень музыкальный человек, для многих это не имеет значения.

Т. Сова: То есть если говорить о современных художниках, то их интересует свое направление, и они не пытаются составить общее впечатление о современном искусстве?

Г. Ющенко: Возможно так. Именно в современном искусстве возможно они разбираются лучше меня, потому что они там варятся, но у них дальше этого не идет никуда.

Т. Сова: Ты считаешь это важным, быть всесторонне развитым? Ты вообще смотришь телевизор, слушаешь радио?

Г. Ющенко: Важно ли быть всесторонним, это каждый решает сам, важно, что мне с этими людьми неинтересно. Телевизор я смотрю крайне редко, иногда на меня что-нибудь находит, я смотрю какую-нибудь сильную по идиотизму передачу, чтобы в ней подчерпнуть вдохновение. Например, «Дежурная часть», «Давай поженимся». Когда ничего не приходит, советую посмотреть. Радио я не слушаю, потому что даже не помню, где оно включается.

Т. Сова: То есть телевизор, ты считаешь не пригодным для образования?

Г. Ющенко: На какую бы тему не делалась передача, она всегда в очень узком формате заложена и, как правило, это очень скучно. Даже до такой степени, что у меня несколько раз брали интервью телеканалы, и после последней передачи, которую сделали про «Альбину Сексову» на канале «Перец», я зарекся не иметь с ними дело, потому что все под один шаблон и нормально ничего не рассказывают.

Т. Сова: Канал «Перец» определенной направленности канал, поэтому они под себя сделали.

Г. Ющенко: Я не знаю, какие есть хорошие каналы.

Т. Сова: Телевизор ты смотришь, чтобы почерпнуть вдохновение и убедиться в современной идиотичности?

Г. Ющенко: Наверное, да.

Т. Сова: Как ты относишься к известности, продвижению, пиару, к рассказам о себе? Ты считаешь, художник должен быть известным?

Г. Ющенко: Думаю, не стоит для этого предпринимать какие-то специальные вещи. Если меня куда-то пригласили, я приду и расскажу, но специально я ничего никогда не делал. Я к этому отношусь как к курьезу. Многих поразило, что журнал «Собака.ру» напечатал меня на обложке, а я как-то к этому никак не отношусь. Это смешной случай, который со мной был.

Т. Сова: Ты же продаешь свои работы?

Г. Ющенко: Я продаю их достаточно редко, с этого не живу, поэтому я на этот счет не парюсь.

Т. Сова: Кто покупает?

Г. Ющенко: Какие-то коллекционеры. Они просто заинтересовываются и покупают работу. Артемий Троицкий у меня несколько работ купил.

Т. Сова: Как ты относишься к продвижению за границей?

Г. Ющенко: Я в этом году 2 раза был за границей. У нас была выставка с участником группировки «ПРОТЕЗ» в маленьком финском городке. Там наши русские знакомые кураторы, они выиграли грант на проведение нескольких русских выставок в галерее. Одну из них сделали мою. Участвовал в выставке в варшавском музее. Я это рассматриваю только, как возможность куда-то съездить, посмотреть, что как происходит, потому что так я никуда не езжу. Как к способу продвижения я к этому не отношусь. Я не знаю, как делать эти зацепы для продвижения. Для меня это просто противоестественно. Было бы естественно, я бы занимался, а так если я даже буду стараться, у меня не получится.

Т. Сова: Ты своим собственным пиар-агентом быть не хочешь?

Г. Ющенко: Нет.

Т. Сова: И не можешь?

Г. Ющенко: У меня выставка будет в Москве через неделю, мое собственное пиар0агенство заключается в том, что я приглашения Vkontakte разошлю тем, кто у меня есть в друзьях. Вот и весь пиар. У нас есть почтовая наработанная рассылка, это для тех, кому интересно. Я надеюсь, придет много народу на открытие, это будет какая-то своя публика, больше я особо ни о чем не думаю.

Т. Сова: Где будет выставка? Анонсируй для тех, кто будет в Москве.

Г. Ющенко: Выставка будет в «Открытой галерее», Трупниковский переулок, 22, строение 2, 15 мая, в 19:00. Выставка будет называться «Русские черти». Сейчас я успешно доделываю основную работу.

Т. Сова: О чем там?

Г. Ющенко: Это будет в жанре философского комикса, там будут маленькие рисованные картинки, которые рассказывают о человеке, который сталкивается с проблема российской жизни, которые будут казаться происками нечистого. Он этих чертей видит везде в милиционерах, в работниках ЖКХ. Такая история паранойи, непонятно вымысел это или правда. Это человек сам будет решать.

Т. Сова: Именно в России? Ты вообще патриот? Можешь такими понятиями рассуждать, тебя можно назвать патриотом или борцом за будущее России?

Г. Ющенко: Когда мы делали сайт группировки «ПРОТЕЗ» мы там написали, главной целью существования является создание нового позитивного образа России. Это скорее было такое стебалово над такими громкими словами. Я бы не разбрасывался такими фразами всерьез, как многие любят делать.

Т. Сова: Но Россию ты любишь? Если вдруг говорить о том, что тебя признали где-то за границей и пригласили туда жить, уехал бы?

Г. Ющенко: Вопрос риторический, потому что кроме искусства много дел, которыми я занимаюсь, здесь очень много чего держит, здесь вообще интересно. Куда-то съездить я с удовольствием, а уезжать, у меня нет таких планов. Хотя осуждать тех, кто уезжает, нет никакого смысла. Если человеку где-то лучше, почему ему не уехать.

Т. Сова: Тебе интересно, что говорят, как отзываются о твоих картинах? Какие отзывы ты получаешь?

Г. Ющенко: Бывает очень приятно, когда люди понимают, что я хочу сказать той или иной работы, но а так как мое творчество многих раздражает, всегда очень интересно посмотреть на негативные отзывы. За одну из наших акций нас посчитали антифашистами, хотя наша работа не имела ничего общего с этим.

Т. Сова: Что само плохое тебе писали, что тебя зацепило?

Г. Ющенко: Чтобы обидело и зацепило не помню, что-то процитировать я особо не могу.\

Т. Сова: Но люди пишут? В принципе активный отклик на твои работы?

Г. Ющенко: Да.

Т. Сова: Ты вообще ожидал, что именно проект «реклама наркотиков» будет иметь такой ажиотаж?

Г. Ющенко: Нет, не ожидал, многие думают, что этот скандал с выставкой я сам затеял, до сих пор некоторых в этом не переубедить. Это не так, я этого совершенно не ожидал. Насчет пиар ходов это хорошо иллюстрирует, что все происходит само, то есть получилось так, что она стала известной, я к этому не прикладывал особых усилий.

Т. Сова: То есть это не твой такой специальный ход, чтобы все это заметили? Потому что очень многие считают, что специально, потому что ход достаточно интересный.

Г. Ющенко: Нет, но если кого-то изображение члена или груди до сих пор шокирует, то жалко этих людей, мы живем в 21 веке, когда такое не должно уже шокировать.

Т. Сова: Если в контексте искусства?

Г. Ющенко: Тем более в контексте искусство. Если человек к тебе подходит и начинает показывать член, это должно шокировать, это не очень хороший акт, а как это может шокировать в контексте искусства, я не понимаю.

Т. Сова: А мат? Как ты относишься к мату на картинах?

Г. Ющенко: Насчет мата, это такой же вопрос. Какой мат, когда норма языка совершенно другая, люди так разговаривают.

Т. Сова: То есть ты считаешь нормальным, что когда у тебя будут дети, ты приведешь 12-летнего ребенка на свою выставку, чтобы ты сказал?

Г. Ющенко: Думаю, в 10-12 лет итак все понятно, меня бы в 12 лет никак не шокировала моя выставка. В школе гораздо больше неприличного происходит, достаточно вспомнить свое школьное прошлое.

Т. Сова: Ты меня неправильно понял. В школе это одно, другое, когда это популяризировано происходит, когда тебя мама или папа приводит на выставку, и ты видишь, что оказывается на это люди смотрят и еще выводы какие-то делают. Ты считаешь, стоит такую глобальную популяризацию делать или нет? Все равно получается популяризация, ты может так не задумывал, но это так. Создается мода, круто сделать такую же картинку. Ты сам того не осознавая, создаешь моду на какое-то течение.

Г. Ющенко: Эта мода не настолько широкая. У критиков есть такое мнение, что на какую выставку ты не пойдешь, там одни члены нарисованы и так далее, это не так. Если прийти на большинство выставок современного искусства, там ничего такого не будет, а будут достаточно скучные вещи. Так что не могу сказать, что такое течение шибко популярное. То что нормы языка изображения становятся более либеральными, в этом ничего плохого я не вижу. Не бывает плохих слов, бывают плохие действия и поступки.

Т. Сова: Ты в принципе за это, если в это вкладывается какая-то идея?

Г. Ющенко: Да.

Т. Сова: А к безыдейному искусству как ты относишься? К искусству ради искусства? Ради тенденции в искусстве, ради того, чтобы покупали? Ты считаешь это нормальным?

Г. Ющенко: Пускай занимаются, чем хотят. Для каждого есть свой критерий оценки, для меня это интерес сторонней публики. Когда я делаю выставку, я думаю, была бы интересна она какому-нибудь молодому человеку, студенту первого курса или одинадцатикласснику, который ни разу не был на выставках современного искусства, чтобы он с улицы зашел и посмотрел, изменило ли его это как-то.

Т. Сова: То есть ты создаешь образ человека, который к тебе придет и будет твоим зрителем?

Г. Ющенко: Я стараюсь ориентироваться на то, будет ли ему интересно, для меня это важно. Если для кого-то важно продаваться, то этого его право, публика вряд ли это оценит. У меня есть единственное табу в искусстве, это насилие над животными, все остальное можно.

Т. Сова: Насилие над человеком нет?

Г. Ющенко: Насилие над человеком в рамках законодательства, если человек над собой насилие совершает в рамках искусства, то пожалуйста.

Т. Сова: Ладно, давай немного пошире взглянем, ты говоришь, что современной музыкой увлекаешься? Расскажи, какие у тебя ощущения от современной музыки? Какие тенденции, куда это движется и радует тебя то, что происходит?

Г. Ющенко: Очень много чего радует, даже трудно начать с чего-то конкретного.

Т. Сова: Может ты раз и вытянешь из подсознания название группы, которая тебя заинтересовала, и мы все ее послушаем.

Г. Ющенко: Много интересного происходит в русской пограничной шумовой музыке в питерских различных течениях. Есть течение шумовой музыки, которое вращалось вокруг антиклуба «Рос комплект» на Старо петергофском. Я там тоже делал маленькие выставки. Мне очень понравилась группу «Макулатура» из текстовой музыки.

Т. Сова: У тебя неотъемлемы эти два течения: музыка и художественное ответвление? Ты пишешь под музыку?

Г. Ющенко: Музыкой я больше вдохновляюсь, чем какими-то другими вещами.

Т. Сова: Ты создаешь картины под музыку?

Г. Ющенко: Да, я часто что-нибудь ставлю.

Т. Сова: Но не принципиально?

Г. Ющенко: Нет, иногда приходится на улице рисовать.

Т. Сова: Даже не знаю, что еще спросить, потому что ты вполне четко и понятно рассказал о том, что ты делаешь, поэтому все наши слушатели зададут определенные вопросы. Хотелось бы узнать, какие сейчас проблемы актуальны? Ты же выражаешь проблемы в своих искусствах. Какие это проблемы кроме тех пяти, которые ты назвал изначально?

Г. Ющенко: Проблемы всегда одинаковые. Это какая-то общая глобальная необразованность, которая вызывает агрессию.

Т. Сова: Необразованность во всех смыслах, правильно?

Г. Ющенко: Во всех смыслах. То, что мои работы вызывают ярость, это именно у какого-то агрессивного необразованного быдла.

Т. Сова: Ты считаешь, что если твои работы вызывают негатив, то человек сам по себе агрессивен внутри?

Г. Ющенко: Да, конечно. Потому что оскорбляться произведениями искусства, это не очень нормально.

Т. Сова: Ты называешь свои картины произведением искусства?

Г. Ющенко: Они все-таки выставляются как произведения искусства.

Т. Сова: Так, тогда рассказывай, что такое искусство? Что такое произведение искусства?

Г. Ющенко: Искусство — это некий способ изменения сознания человека и воздействия на него. Может не самый эффективный, но самый честный и безболезненный.

Т. Сова: Фактически гипноз.

Г. Ющенко: То есть человек, что-то посмотрев, он может стать немножко другим.

Т. Сова: Исходя из этого, что такое произведение искусства? Какой-то объект, который может изменять сознание?

Г. Ющенко: Да.

Т. Сова: То есть твои картины меняют сознание?

Г. Ющенко: Надеюсь. Если говорить о моих каких-то любимых работах художников, я обязан им каким-то изменением своего сознания, что я стал каким-то другим.

Т. Сова: Я не буду спрашивать, кто тебя вдохновлял, я так понимаю, что в современном искусстве у тебя нет никаких людей, которыми мы бы ты активно интересовался или есть?

Г. Ющенко: Есть, их достаточно мало. Из молодых очень интересная питерская группа «Мыло» , у них завтра по-моему выставка открывается. Они тоже вышли из галереи «Паразит», только они попали туда попозже, чем я, уже, когда мы сделали «ПРОТЕЗ», они оказались там и тоже выделились в группу «Мыло». Галерея «Паразит» является кузницей молодых русских художников. Очень мне интересен Евгений Антуфьев из Москвы, у него совсем недавно была выставка. Он совершенно не похож на то, что я делаю, но тем не менее я считаю, что это один из самых сильных авторов, которые сейчас есть в России.

Т. Сова: Тебя раздражает глобальная необразованность, и твои картины могут как-то это изменить, а как можно изменить эту глобальную необразованность?

Г. Ющенко: Это такая иллюзия, что какой-то человек это посмотрит, его как-то зацепит, по-скотски не будет себя вести в каком-то случае, хотя бы в одном.

Т. Сова: А может наоборот, вспомнит твою картину и будет себя так вести?

Г. Ющенко: Вряд ли, у меня, конечно, показывается много брутальных вещей в картинах, но они гасятся юмором. Юмор очень сильная вещь.

Т. Сова: Хорошо, про «Русские черти» мы уже рассказали, а что-нибудь еще, что в процессе, что еще не готово и ждет своего выставочного пространства, что-нибудь есть такое?

Г. Ющенко: Очень много невыставленных проектов. У меня с 2008 года самый большой долгострой, которым я надеюсь летом заново заняться. Большая серия «Приговор для Продротова». Я ее начал в 8 году, как-то забросил, потому что ее было совершенно негде выставлять, это большие холсты и на тот момент не было возможности их выставить. Это история про человека, который последовательно разочаровывается во всех навязанных ценностях. Я надеюсь, это доделать и показать.

Т. Сова: Может в каком-нибудь летнем петербургском дворе сделать выставку? Взять какой-нибудь двор-колодец и там сделать выставку.

Г. Ющенко: У нас были уличные выставки, но наша реальность таковы, что такие произведения, которые висят на улицы, нужно понимать, что они будут существовать недолго. Этот проект немного другой, он больше для галерейного показа, потому что он энергозатратный, его будет жалко.

Т. Сова: Можно проследить по твоим картинам 2008 года и 2012 как ты изменился? Или у тебя один стиль? Если взять две картины, то они никак не различаются не по технике, не по идее, не по образом?

Г. Ющенко: Надеюсь, что можно. Пусть люди сами смотрят и думают. К тому же по одной картине нельзя, потому что я больше мыслю сериями. Я мыслю какими-то проектами.

Т. Сова: Из таких проектов, которые будут в перспективы выставлены, это проект 2008, а то, что в 2012 году? Может ты освещал какую-то политическую тему или еще что-нибудь?

Г. Ющенко: Политическую тему освещать совершенно не хочется, потому что, если ты освещаешь политическую тему, ты так или иначе становишься причастен к какой-то из политических сил, чего бы мне ни хотелось. Про меня итак слишком много думают, что я какой-то протестный левый художник, произвольно меня причисляют к протестным компаниям, к которым я не имею никакого отношения.

Т. Сова: То есть тебе просто все равно, не надо тебя причислять к каким-то группировкам, у тебя своя, ты сам по себе?

Г. Ющенко: Да.

Т. Сова: Тогда еще раз анонсируем выставку 15 мая в Москве.

Г. Ющенко: Да, 15 мая «Открытая» галерея, Трупниковский переулок, дом 22, строение 2, выставка «Русские черти», открытие в 7 часов вечера.

Т. Сова: На этом все, дорогие друзья. Татьяна Сова, «SovART» и Гриша Ющенко.

Г. Ющенко: Спасибо.

Т. Сова: Счастливо.

Ширина

Григорий Ющенко — художник, представитель направления экзистенциальный трэш, участник арт-группировки «ПРОТЕЗ», автор проектов «Реклама наркотиков», «Волшебная психоделическая милиция» и прочих.

В подкасте:

— Как всё начиналось? О поступлении на искусствоведческий и галерее «Паразит».
— Пять жизненных тем, которые освещает арт-группировка «Протез».
— Что даёт художнику участие в конкурсах и что изменилось после выхода в финал премии Кандинского?
— Смотрит ли Гриша телевизор? И за что «Протез» любит «желую» прессу?
— Проблема низкого уровня образования, как с этим бороться?
— Как молодой художник может рассказать о себе и как это делает «Протез»?

http://vk.com/g_yuschenko — страница Григория вконтакте.
http://vk.com/yuschenko_art — группа Ющенко.

Выпуски

Комментарии