Вера Соколинская в диалоге об искусстве

0
11 мая 2012
1007 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Т. Сова: Здравствуйте, дорогие мои любимые слушатели. Снова в эфире подкаст «SovART». Татьяна Сова, которая периодически заикается. Напротив меня сидит замечательная гостья, о которой я вам уже говорила, это Вера Соколинская, это художница, витражист. Здравствуйте, Вера.

В. Соколинская: Здравствуйте, дорогие слушатели. Очень рада для вас говорить и как будто бы вас слушать в ответ в лице Татьяны.

Т. Сова: Да, я сегодня олицетворяю огромный масштаб наших слушателей, которые задавали определенные вопросы и которые очень сильно возмущались тем, что я оказывается, не спрашиваю об их творческом пути. Честно говоря, я была удивлена, по-моему, я все расспрашиваю у наших гостей. На этот раз я Веру помучаю. Очень много было вопросов на тему того, насколько витражное искусство — это искусство? Не вымерло ли искусство витража? Что оно сейчас собой представляет? Конечной целью нашего разговора будем считать ответы на эти вопросы, но для начала творческий путь. Как все начиналось?

В. Соколинская: Я начну коротенько. Я по образованию инженер космической техники. Потом я вышла замуж, родила дочку, потом резко заболела. Мне предлагали операцию и инвалидность в юном возрасте, поэтому мне нужно было заняться собственным оздоровлением, и в связи с этим я познакомилась с массой творческих людей, которые поменяли мое мировоззрение, открыли мне глаза. Я поправилась и почувствовала силы, чтобы помогать людям. Я ушла из технического института, и начала лечить людей. Делал массаж, психотерапию. Тогда это были годы перестройки. Я уже бабушка и мама троих детей. Сейчас моему внуку уже 4 года. Я всю жизнь около медицины, хотя у меня нет медицинского образования. У нас с мужем свой центр «Рецепты здоровья». Пришлось изучать китайскую медицину, аюрведу, психологию. Всю жизнь я мечтала рисовать, но не могла даже нарисовать кошечку или солнышко красиво. У меня нет никаких способностей, и было некогда, но желание всегда было. Когда мне исполнилось 43 года, произошел переломный момент жизни — умер мой папа. На 2-3 день после этого эмоции вылились, я смотрю, на камине лежат краски витражные, я взяла эти краски и начала на стеклышке что-то рисовать, то есть мои эмоции переживаний по поводу моего отца и отношения к нему, вся любовь, энергия вылились на стекле в виде маленького витражика. Мы живем в загородном доме, и я сняла все деревянные рамы и начала летом расписывать их витражами. Купила дорогие французские краски, и начали с ними работать. У меня ничего не получилось, я испортила 15-16 стекол.

Т. Сова: Совсем не получилось на Ваш взгляд, а что окружающие говорят?

В. Соколинская: Окружающие были шокированы, потому что я все лето сидела в бане, которую я сделала под мастерскую. За лето, когда был то дождь, то жара эти рамы рассохлись.

Т. Сова: Это для всех тех, кто думает, что к искусству приходят только после институтов.

В. Соколинская: Пришлось выкинуть все эти рамы. Мужу пришлось осенью, когда начались холода, вставить стеклопакеты. Зато я научилась делать эти витражи. Их нельзя назвать настоящими витражами. Я пошла к Вадиму Лебедеву, у него своя витражная мастерская, и он делает произведения искусства. Он работает с самыми лучшими стеклами и делает витражные композиции. Я к нему пошла на курсы, изучила метод «Фьюзинга», метод «Тифани». Было очень страшно брать в руки эти стекла, резать их стеклорезом, паять паяльником, то есть это мужская работа. Накупила стекол, потратила массу денег. С мужем мы поехали в Европу, изучать витражи в оригинале. Несколько лет назад мы посетили Прагу, и там меня поразили эти витражные работы. Такое ощущение, что я попала в другой мир. Это настолько всколыхнуло мою душу. Прошло столько лет, и я стремилась что-то такое придумать, но искала свой путь, чтобы эту красоту вписать в наш современный интерьер. Когда солнечный стиль проходит через эти стекла, и пыталась найти этому применение в современном интерьере.

Т. Сова: У нас это достаточно сложно, учитывая, что и солнца очень мало, и серый город, витражи на окнах смотрятся не так красиво.

В. Соколинская: Да, они смотрятся нелепо в нашем интерьере. Поэтому помучавшись с «Фьюзингом» и «Тифани», со стеклами, саморезами, паяльником.

Т. Сова: Стоп. Сейчас людям, которые не знают, что такое «Фьюзинг» и «Тифани», объясним, что это такое.

В. Соколинская: «Фьюзинг» — это специальные стекла, которые можно плавить в печке при большой температуре. Ты вырезаешь по контуру то, что тебе нужно, складываешь друг на друга эти стекла, отправляешь это в печку и получаешь небольшое стекло, но очень творческое.

Т. Сова: Этот процесс неконтролируем?

В. Соколинская: Нужен огромный опыт. Жена Лебедева уникально умеет это делать.

Т. Сова: Вы считаете, что это творчество или какое-то мастерство?

В. Соколинская: Мастерство состоит в том, что нужно руками уметь это вырезать, это очень тяжело, а творчество то, что ты придумываешь композицию.

«Тифани» — это метод, который изобрел художник в Америке. Он состоит в том, что нужно вырезать стеклышки, огибать их свинцовой лентой и спаивать между собой. Более готические древние витражи использовали свинцовую спайку, а 150 лет назад придумали, как использовать более тонкий метод их сборки. Мне посчастливилось, я пару лет назад была на выставке «Тифани», фотографии не могут передать той изумительно игры цвета, света и чего-то еще, когда ты вживую смотришь на изделия «Тифани». Каждое изделие произведение искусства. В нашей стране, в нашем городе, есть витражные работы, но с «Тифани» их не сравнить. Для женщины такое произведение искусства сделать дома нереально, поэтому я придумала свой метод. Я тогда познакомилась с Вами Таня, и покупал у Вас эти фантастические краски.

Т. Сова: Я тогда еще работала с красками, и только начинала вести подкаст.

В. Соколинская: Я изучила там весь ассортимент. Я ездила во Флоренцию, мы с мужем разыскивали эти магазины в холмах, горах. Я скупила все краски, которые нашла. В итоге я изобрела такой метод, который позволяет любому человеку, абсолютно не имеющему отношение к живописи, рисованию, может сам сделать свой витраж. Достаточно одного занятия, которое длится часа 3-4, и Вы сможет сами сделать витраж.

Т. Сова: Вы не говорите об основном, что эти витражи еще бывают с подсветкой.

В. Соколинская: Да, так как мы живем в северном городе, здесь так мало солнца, я изучила современные методы освещения. Изучила все возможности светодиодов, прожекторов и так далее. Это сделали еще и до меня, но так как у меня не было возможности пообщаться на эту тему, я научилась паять светодиодные ленты, монтировать эту подсветку. Витражи у меня бывают разного вида. Либо это просто витраж, который мы вставляем в стекло вместо обычного стекла, либо он в виде картины в раме, который нужно подвесить рядом с окном. Можно сделать витраж в коробе, в который вмонтирована светодиодная лента, повесить на стенку, в темный коридор. У меня в доме есть длинный коридор, в нем мало света. По одной стене стоит витраж 2,30 на 1,36, он светится изнутри и на нем изображена Тоскана. Эта работа освещает мне коридор разным светом и это картина.

Т. Сова: Если ближе подходить к вопросу искусству, то напрашивается вопрос — это скорее момент дизайна то, что Вы делаете или это момент искусства витражей?

В. Соколинская: Благодаря Вам я два дня думал, что такое искусство.

Т. Сова: Я все-таки помогла задаться этим вопросом.

В. Соколинская: Искусство — это то, что нас возвышает. Я пишу картины маслом всего года три, уже они продаются и в Италии, и в России. Сейчас у меня проходит выставка на Большой Морской, 31 в ресторане средиземноморской кухни «Оливия». Там висела моя работа белые цветочки, что-то типа ромашек, очень простая работа, заходя в ресторан в течение двух недель, я постоянно слышала, как восхищались этой картиной. Я уже продала аналогичные картины, порядка 5-6 картин. Это моя самая популярная продаваемая тема. В итоге эту картину купили. Я задалась вопросом, что такое произведение искусства, я сегодня общалась с милой женщиной, которая работает в салоне красоты, и она сказала, что люди хотят простоты. С одной стороны эти ромашки не произведение искусства, с другой стороны люди восхищаются ими. Поэтому я сама задумалась, что это такое. Это то, что заставляет нас забыть о всем земном, то, чем мы восхищаемся, то, что заставляет нас забыть о себе и задуматься о чем-то великом.

Т. Сова: На самом деле слова очень хорошие. Есть совершенно разные точки зрения. Есть точки зрения определенных знатоков, критиков, это их точка зрения. Есть так же произведения искусства, которые являются брендом, которые сильно распиарены. Я вчера была на лекции Кирилла Шаманова, который изобрел такие течения как «Гоп-арт», «Таджик-арт». У него свои на этот счет мысли, он все время говорил о бренде, о моде. Вы как раз сказали человеческие слова, которые должны вызывать произведения искусства.

В. Соколинская: Я на днях была в Лавре, там тема картин «Русские пейзажи». Там уникальная техника, очень хорошие работы, но я смотрела на них и думала, что меня ничто не возвышает. Вечером я поняла, что я не знаю, где такая Россия, которая нарисована на этих картинах. Прекрасный лес, прекрасная речка, красивый одинокий домик. Я бы поехала туда, и там бы умерла в этой красоте. Они, конечно, есть, где-то в Сибири, но в нашем окружении я потеряла эту Россию. Эти картины я не могу назвать произведением искусства, потому что это какая-то мечта.

Т. Сова: Вам не хватает реализма?

В. Соколинская: Мне не хватает жизни.

Т. Сова: Сейчас очень много выставок, где изображен этот же лес с кучей мусора посередине.

В. Соколинская: Это естественно нас понижает.

Т. Сова: Где тогда та грань? Эта картина, которую вы описали — это иллюзия, та, где нарисована куча мусора...

В. Соколинская: Туда не хочется идти.

Т. Сова: А что тогда?

В. Соколинская: Тогда я думаю, когда человек забывает о себе и думает о Боге.

Т. Сова: Именно о Боге?

В. Соколинская: Бог — это не о чем. Когда он позволяет Богу за тебя что-то делать. Ты делаешь то, что на душе, но это все равно радость, свет, легкость, а не то, что у тебя на душе тяжесть и так далее. Мне кажется, современное искусство, когда человек оторван от природы и не понимает, кто он такой, посмотрите на картины, это шедевры, но не хватает простоты, души и легкости. Ужасно критиковать какого-то.

Т. Сова: Это понятно, но мы же, в общем говорим. Вопрос в том, что опять нет грани.

В. Соколинская: Когда ты от себя делаешь, ты используешь технику, мастерство, от себя ты в картину вкладываешь страсть, свои мысли, но наши человеческие мысли и наши страсти это такое все проходящее.

Т. Сова: Как вы относитесь к абстракции?

В. Соколинская: Что такое ум. С точки зрения аюрведы — это такой же человеческий орган, как рука, глаз, нога. Это орган, который помогает человеческой душе, но мы забываем, что ум — всего лишь наш слуга. Должно вести сердце, а ум сложить. Эмоция — порождение ума, и мы думаем, что эмоции что-то из себя представляют, а это всего лишь проекция ума. Эмоции мы так же переняли при взрослении. Что такое эмоция человеческой души — это благодать.

Т. Сова: Для меня эмоция — это то, что выражается внешне, а чувство — это то, что внутри.

В. Соколинская: Эмоция более мелкая, а чувство более крупное. Эмоция — это все равно порождение чувства. Когда ты выражаешь свои эмоции на картине, ты понимаешь, что это твои эмоции или это не твои эмоции. Не бывает эмоции любви к Богу. Есть чувство благодати.

Я не против абстракции, я за.

Т. Сова: Вы может вспомнить какой-то пример абстракции, перед которой Вы стояли, замерев и даже не думая.

В. Соколинская: Я малообразованный человек, я боюсь копировать, поэтому я мало видела абстракций. Жизнь такая короткая, мы в процессе жизни должны познать себя, я не очень часто хожу в музеи, потому что я пытаюсь найти себя. Как сказал один художник Алексей — художнику не интересен другой художник. Дорогие друзья, не старайтесь кому-то подражать, копировать, делайте сами, это будет ваше произведение искусства, и оно для Вас будет ценным. Я один раз позволила себе нарисовать эту абстракцию.

Т. Сова: Маслом?

В. Соколинская: Да. Я взяла картину, которая мне не нравилась, замазала ее черной краской, так красиво получилось, всем так понравилось, а мне становилось все хуже и хуже. Не надо фиксировать негатив, поэтому я это сожгла, и так была счастлива.

Т. Сова: Для Вас то, что вы делаете — это способ поиска себя?

В. Соколинская: Нет, себя — это наше эго, наш ум, это очень тленно, ничтожно. Ты — это вообще ничто. Душа для меня важнее, поэтому стремлюсь к свету, к Богу. Это есть в каждом, поэтому я пытаюсь освободить себя от всего лишнего.

Т. Сова: Верочка, я Вас прерву. Я понимаю, что Вы не смотрите телевизор, и не знаете, что случилось с такой группой, как «Pussy Riot»? Я хочу у Вас спросить, как у верующего человека, как Вы к этому отнесетесь? Группа девочек активисток ворвались в храм и там начали безобразничать, и теперь их поносят и вся страна их готова закидать камнями, это все говорят верующие люди. Мне интересно, узнать Ваше мнение, первые эмоции?

В. Соколинская: Это социальное зомбирование, оно разносит разные маски. Ходить в храм и быть верующим, это не значит испытывать благодать. Когда мы оцениваем действия других людей, мы сразу превращаемся в глупых неверующих, мы тратим свою жизнь впустую.

Т. Сова: Чтобы вы посоветовали?

В. Соколинская: Нужно заниматься своей жизнью. У каждого она своя, когда мы думаем об этих девчонках, об этих скандалах, мы подпитываем негатив.

Т. Сова: Помочь им Вам не хочется?

В. Соколинская: Когда мы думаем, что мы можем кому-то помочь, это от нашей гордыни. Помочь можно только молитвой. Когда это раскручивается через средства массовой информации, потому что это такая красивая история, думая об этом и участвуя в этой игре темных и светлых сил, мы просто тратим свою жизнь, энергию и время, которое не вернешь.

Т. Сова: Есть некие сообщества верующих людей, которое объединилось против этих несчастных девчонок. Я скажу несчастных, потому что верующие люди начали себя вести, как...

В. Соколинская: Когда мы осуждаем или оцениваем что-либо, во всех книжках написано, что не надо осуждать, а наш ум привык это делать, если мы не будем оценивать, мы умрем. Наш мозг остановится и застрелится, он больше ничего не умеет.

Т. Сова: У Вас не вызывает активного отторжения этот акт? У Вас нет таких эмоций?

В. Соколинская: Сегодня бомж у меня просил милостыню. Жизнь у нас у каждого своя, нам надо прожить свою жизнь, а не чужую. Мы этих девчонок не знаем.

Т. Сова: Дороги мои, прислушайтесь. То, что показывают по телевизору, не всегда что-то в себе несет.

В. Соколинская: Наш организм сразу всколыхнулся, как весело, интересно, жизнь забурлила, мы так живо начали рассуждать.

Т. Сова: Это обмен мнениями о чем-то. То же самое, что обсуждать картину и получать какие-то эмоции.

В. Соколинская: В принципе да. Если мы не получаем таких эмоций, нам кажется, что мы мертвы, поэтому мы все время ищем что-нибудь такое веселенькое, либо бегаем по музеям, ищем картины, либо телевизор смотрим. Я у той же женщины в салоне красоты спрашивала, где брать энергию? Потому что мы живем в таком городе, природы мы не видим, на картинах мы видим что-то нереальное неживое, где вы черпаете силы и энергию. Она ответила, что в тишине. Где же ее взять? Потом что когда человек находится в тишине и балдеет от своего одиночества, это и есть общение нашей души с чем-то бесконечно большим. Из этого состояния может родиться произведение искусства. Сварить суп, пол помыть, это тоже не каждый умеет, сделать витраж, нарисовать картину, ребенку косички заплести, брюки погладить. У меня есть такой рассказ «Сила искусства», я там пытаюсь рассказать о чудесном человеке, который живет у нас в городе Светлана Мельниченко, скульптор-художник. Удивительная девушка, ее произведения из бронзы. Я описываю, что иду грустная в пасмурный день, захожу в музей, смотрю на ее картины и работы, и у меня открывается дыхание, глаза открываются. Я чувствую полет, хочется жить, били бы крылья — замахала. Выхожу на улицу, там такая же погода, но у меня внутри совсем другое состояние. Сила искусства меня преобразила, вытянула меня из негатива в позитив. В этом рассказе есть другой пример. Моя дочка пошла гулять, провалилась в пруд и вылезла оттуда вся грязная в тине, она ко мне приходит вся мокрая, ботинки потеряла, я смотрю на нее и мне смешно, потому что у нее пальто прям как роспись, оно все в водорослях. Вместо огорчения я говорю, что посмотри, нет ли у тебя лягушки в кармане, и мы начинаем смеяться. Это тоже сила искусства. Мы должны замечать и искать эту красоту, которая нас везде окружает. Иначе мы завязнем в негативе, мы должны постоянно искать источник энергии. Нужно сформулировать для себя, зачем ты это делаешь, с какой целью ты пытаешься разобраться в этих отношениях. Тогда будет понятно, что ты хочешь получить в результате этого обсуждения, этого просмотра, процесса. Мы живем не осознано, поэтому не знаем, зачем нам это нужно.

Т. Сова: Ваши произведения искусства они осознанные?

В. Соколинская: Да. Я формулирую для себя особенно с витражами, что я делаю, зачем, какие мысли я туда закладываю. Для любви, для укрепления родового дерева, для увеличения своей мудрости, знаний, для денег. Ставлю маленькие или большие цели, и художественную информацию пытаюсь переложить на стекло. Потом когда я смотрю на эту работу, мое подсознание помнит, для чего я писала этот витраж, и оно мне помогает. Я выросла в бедной семье, поэтому мне пришлось переделывать много своих мыслей по отношению к деньгам, потому что как мыслишь, так и живешь. Если считаешь, что денег нет и ты беден, то ты и живешь как бедный человек. Если ты научишь свой ум думать, что ты богат, то тебе эти деньги будут легко даваться, их на все хватит. Я глубоко изучала это и переделывала свои мысли под отношение к материальному. У менz есть витраж, который моему подсознанию помогает вспомнить, что я богата.

Т. Сова: Что там изображено?

В. Соколинская: Деньги — это вода, она должна течь как широкая бурная река, у кого-то маленькие ручейки, у кого-то капельки. Синий цвет, вода, дерево. Деньги — дерево, доллары — зеленые листики. В деньгах тоже заложена какая-то информация. Стараюсь жить осознано, стараюсь наблюдать за своим умом, что же он там думает. Если он думает не то, я стараюсь его перепрограммировать на те мысли, которые помогли бы мне жить более свободной жизнью.

Т. Сова: Прерву Вас на этом моменте. У меня такой компрометирующий вопрос, потому что мы долго разговаривали о каком-то материальном выражении, о денежном вопросе, но в принципе вначале Вы несколько раз сказали, что какие-то картины уже продались. Важно для Вас продать картину или для Вас это то же самое, что понять, что картина кого-то заинтересовала? Почему Вы все-таки продаете картины? Делаете выставки? Для чего?

В. Соколинская: Хороший вопрос. Благодаря живописи я узнала о себе много нового. Во-первых, я открыла в себе массу тщеславия. Я не ожидала, что во мне столько всего есть, над чем надо работать. Хочется, чтобы тебя похвалили, хочется похвастаться. Это привычка, доставшаяся от социума.

Т. Сова: Вы считаете, что это плохо?

В. Соколинская: Это нас не возвышает, надо освобождать себя от этого. Я много тренировалась.

Т. Сова: Мне кажется, что это не плохо. Это значит, что Ваше произведение вызвало какую-то эмоцию.

В. Соколинская: Это все хорошо и нужно. Мне муж говорит, что я стольких людей делаю счастливыми, потому что они смотрят на мои картины и улыбаются, а я этого не вижу. Это все замечательно. Если меня это будет сильно волновать, то это тщеславие перерастет. Это будет мешать. Это свобода, для меня это главное.

Т. Сова: Как Вы относитесь к тому, что современной молодежи хочется чернушные какие-то вещи изображать, но это их выплеск. Вы нормально к этому относитесь, они такие, какие есть?

В. Соколинская: Этот путь их потом приведет в никуда. У них нет жизненного опыта, не понимают, что можно делать, а что нет. Вся наша жизнь — это следствие наших предыдущих поступков и мыслей, поэтому их никто не научил мудрости жизни. Мы страдаем, потому что нам не хватает знаний, как жить.

Т. Сова: Вам надо курсы организовать «Как надо жить».

В. Соколинская: Я эти курсы уже вела по Фэн-шуй. Был русский Фэн-шуй, избы строили определенным образом, соотносительно частей света, церкви строили в определенных местах. Были свои ритуалы, традиции, которые помогали человеку жить счастливо и окружать себя гармоничным пространством, которое помогало жить гармонично.

Т. Сова: Вы этим пользуетесь в искусстве?

В. Соколинская: Я это долго изучала. У нас вела курсы Наташа Правдина, я читала ее книги. Тут опасно уйти в эзотерику, но мудрости очень много. Помните, я сказала, что выросла в бедной семье, и мне пришлось вытягивать себя. Все в наших руках, только нужны знания. Я целенаправленно работала со своими мыслями, работала со своим пространством, потому что когда ты живешь в грязи, у тебя рваная одежда, о каком свете и свободе можно говорить.

Т. Сова: То есть человек не может писать чистые и светлые картины, когда он в таком пространстве живет.

В. Соколинская: Не может. Это не я придумала. Я была в мастерской Моне, как там хорошо. Просто рай на земле.

Т. Сова: Может это потом после него прибрали?

В. Соколинская: Нет. Он обедал по-царски. Человек целенаправленно занимался Фэн-шуй, это пространство помогало ему приносить деньги. Мы создаем вокруг себя красивое пространство, а оно потом работает на наше подсознание и помогает нам жить лучше. Поэтому свое пространство украшайте произведениями искусства, делайте их сами, покупайте мои.

Т. Сова: На самом деле, пора уже заканчивать выпуск, поэтому я хочу дослушать эту фразу.

В. Соколинская: Товарищи, все создаем произведения искусства и украшаем этими произведениями свое пространство, и живем свободно, счастливо и радостно.

Т. Сова: Потрясающий выпуск получился, честно говоря, я даже не ожидала, что он получится настолько насыщенный эмоциями.

В. Соколинская: Спасибо Вам большое за внимание.

Т. Сова: Прекрасный выпуск. Дорогие мои друзья, до новых встреч. Все-таки ждем усиленно лета и окончания сезона дождей. Будем надеяться, что если мы будем формировать сами это пространство вокруг себя, то и дождь сразу улетучится. С Вами был Татьяна Сова и Вера Соколинская. Всего хорошего. Улыбайтесь.

В. Соколинская: До свидания.

Ширина

В гостях Вера Соколинская. Художница, витражист и просто замечательный человек. Работы Веры вы можете посмотреть на сайте ее галереи «Терапия цвета» http://www.terapycolor.ru/.
Необычный выпуск, совсем не похожий на предыдущие. Взгляд на искусство, на творчество с другой стороны. Вера расскажет о своем творческом пути, об отношении к жизни и о том, что, по её мнению, есть искусство.

В подкасте:

— Как Вера пришла к этому виду искусства.
— Что такое FUSING и TIFFANY, как происходит работа в данных направлениях.
— О современных методах в витражном искусстве.
— Вера объяснит нам, как она понимает сам термин «искусство» на примере своего творчества.
— Об отношении к абстракции.
— Затронем тему веры и Pussy Riot.
— Откуда черпать силы и вдохновение?
— Об окружающем нас пространстве, о его роли в жизни человека.

Выпуски

Комментарии